Разделы сайта
Признание ОКЮР на государственном уровне

Блоги. События ОКЮР глазами участников

15 ноября 2019
ВАЖНО ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЕШЬ! ГЛАВНЫЕ ЮРИСТЫ О СМЫСЛАХ ЖИЗНИ
Мы надолго заряжены прекрасным настроением,сплотившим нас на Годовом сборе 100 главных юристов...
28 октября 2019
ОКЮР СТАЛ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМ ПАРТНЁРОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В РЕФОРМЕ КНД
С лета 2019 года члены ОКЮР направляли своих экспертов в формируемые Аппаратом Правительства ...
30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...
15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...



Нестеренко Александра

<< Предыдущая статья | Следующая статья >>

20 февраля 2016 | 19:25

«ВМЕСТЕ ВЕСЕЛО ШАГАТЬ»….КАК ПРОШЛА КОНФЕРЕНЦИЯ ОКЮР ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ 18 ФЕВРАЛЯ 2016 ГОДА


Объединение Корпоративных Юристов вступило в 2016 год Конференцией по проблемам совместного создания интеллектуальной собственности.

Конференция прошла при поддержке Суда по интеллектуальным правам. В конференции приняли участие более 100 директоров правовых департаментов и руководителей направлений по интеллектуальной собственности компаний – членов ОКЮР: Объединённой Металлургической Компании, СИБУР, Нестле, Санофи Авентис, Силовые машины, Газпром нефть,Сименс, Оби, МТС, Ростелеком, Энел, Кэнон, Ростех, Банк Москвы, Сбербанк России, Московская биржа, Аэрофлот и другие.

Новые возможности для бизнеса предоставили масштабные изменения в законодательстве об интеллектуальной собственности. Одной из самых сложных тем для каждой компании являются вопросы совместного создания интеллектуальной собственности.

Сегодня создание интеллектуальной собственности зачастую требует участия многих лиц – создается ли фильм, рекламный ролик или новая технология. Невозможно эффективно использовать интеллектуальную собственность, если система отношений при создании таких результатов интеллектуальной деятельности выстроена с ошибками, а допустить их очень легко.

18 февраля 2016 года юристы компаний обсуждали, как правильно выстроить отношения при создании интеллектуальной собственности с партнерами, подрядчиками, своими работниками, какие опасности нужно учесть, можно ли устранить возникающие риски.

Александра Нестеренко, президент ОКЮР приветствовала участников, и представила модератора и со-автора конференции Виталия Калятина, главного юриста по интеллектуальной собственности РОСНАНО.

Открыло конференцию выступление Виктора Афанасьевича Химичева, председателя второго судебного состава Суда по интеллектуальным правам.

В.А. Химичев рассказал об особенностях споров об установлении патентообладателя в связи созданием служебного изобретения (полезной модели, промышленного образца) в практике Суда по интеллектуальным правам. Он обратил внимание на вопросы подведомственности и подсудности таких споров: они подсудны Суду по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Судами рассматриваются споры об установлении патентообладателя только в отношении зарегистрированного изобретения, т.е. только после выдачи патента (пункт 48 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29). Далее судья пояснил, какое изобретение признаётся служебным, уточнив, что исключительное право на служебное изобретение и право на получение патента принадлежат работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работником и работодателем не предусмотрено иное (пункты 1-3 статьи 1370 ГК РФ).

Любопытно, что для признания технического решения служебным не требуется, чтобы в документе, определяющем трудовые обязанности работника (трудовой договор, должностная инструкция), содержалось конкретное указание на выполнение соответствующих работ по созданию конкретных патентоспособных объектов либо усовершенствованию известных конструкций

Как указано в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 7 августа 2015 г. по делу № СИП-253/2013, определяющим для признания технического решения служебным является факт его создания в рамках трудовых обязанностей, содержание которых может быть выражено в виде относительно общего круга осуществляемых работником трудовых функций, или конкретного задания. Если работодатель, получив уведомление работника о создании изобретения, в течение 4-х месяцев не предпримет указанных в законе действий, право на получение патента переходит к работнику.

Виктор Афанасьевич обратил внимание на постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 августа 2015 г. по делу № СИП-253/2013, в котором негативные последствия неуведомления работником о том, что созданное техническое решение может являться охраноспособным, не могут быть возложены на работодателя.

При рассмотрении споров важно соотнести деятельность, осуществляемую работодателем, со сферой, в которой создан патентоспособный объект, и пределы трудовых обязанностей работника.

В таких случаях, полагает В.А. Химичев, принимаются во внимание место выполнения работ по созданию патентоспособных объектов, источник оборудования и средств, использованных для их создания, возможность осуществления работодателем контроля за работой, в рамках которой создан патентоспособный объект, цель создания патентоспособного объекта, последующее поведение работника и работодателя, составляемые ими в процессе трудовой деятельности работника документы и т.п.

При этом бремя доказывания обстоятельств создания служебного изобретения лежит на работодателе. Допустимые доказательства в споре: трудовой договор, должностная инструкция, приказы, протоколы заседаний рабочей группы по созданию технического решения, схемы, чертежи проектная и рабочая документация, планы работ, отчеты о выполнении заданий, показания свидетелей, заключения экспертов и т.п.

В подобных спорах сложным представляется сравнительный анализ технических решений, при котором изучается формула изобретения, описание, чертежи оспариваемого патента и техническая документация работодателя с целью установления в документации работодателя сведений, раскрывающих сущность изобретения по оспариваемому патенту.

Судья обратил внимание участников конференции на то, что ограничение срока оспаривания патента, в том числе через применение сроков исковой давности, не согласуется с позицией законодателя. Правила главы 12 ГК РФ об исковой давности в период действия патента применению не подлежат.

В заключение В.А. Химичев рассказал о правовых последствиях признания патента на изобретение частично недействительным.

Так, в случае признания патента на изобретение недействительным частично, выдается новый патент. А патент на изобретение признанный недействительным полностью или частично, аннулируется с даты подачи заявки на патент. Аннулирование патента влечет аннулирование соответствующего исключительного права с момента подачи в Роспатент заявки на выдачу патента (пункт 54 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ № 5/29). В случае выдачи нового патента на изобретение приоритет изобретения и срок действия патента, а следовательно, и срок действия исключительного права на изобретение, устанавливаются по дате подачи первоначальной заявки на данное изобретение.

После выступления судьи последовало множество вопросов от участников конференции, желающих прояснить тенденции развития правоприменительной практики.

Первую часть конференции, посвящённую созданию РИДов в области патентного права, продолжили эксперты юридической фирмы Squire Patton Boggs Ольга Безрукова, партнёр, руководитель практики в сфере интеллектуальной собственности, и Сергей Трещёв, партнёр, руководитель практики судебных споров. Они рассказали о регулировании отношений соавторства при коллективном создании изобретений.

Их выступление было построено на выводах из многолетней практики и содержало ряд предостережений для практикующих юристов. Ольга описала ситуации, когда могут возникнуть вопросы, связанные с регулированием отношений между авторами: создание и использование изобретений, созданных несколькими лицами; получение патентов на изобретения, созданные в соавторстве; участие в проектах, включающих использование запатентованных изобретений, созданных коллективом авторов.

Лица, создавшие изобретение совместным творческим трудом, являются соавторами. Взаимоотношения между соавторами в связи с распоряжением и использованием изобретения регулируются соглашением между ними, которое Ольга и рекомендовала заключать.

Право на получение патента на изобретение изначально принадлежит автору (авторам), однако, может перейти одному из соавторов, другому лицу (правопреемник) или может быть передано по основаниям, предусмотренным законом или по договору, в том числе, по трудовому договору. Патент на изобретение может быть признан недействительным полностью или частично в случае выдачи патента с указанием в нем в качестве автора или патентообладателя лица, не являющегося таковым, или без указания лица, являющегося таковым.

Напомнив участникам нормы законодательства, Ольга описала конкретное дело, в котором изобретение создано двумя авторами, не являющимися работниками одного предприятия. В 2008 г. патент получен на имя одного из них. Патент, по решению суда, признан недействительным частично, ввиду отсутствия указания второго автора в качестве патентообладателя, с обязательством выдачи нового патента с указанием в качестве патентообладателей обоих авторов. Основание иска – отсутствие письменного соглашения о передаче права на получение патента от одного из соавторов другому соавтору.

Рассматривая дело, суд принял во внимание доказательства: безусловное доказательство – наличие договора о передаче права на получение патента, заключенного в письменной форме. И косвенные доказательства: (а) наличие специальной отметки о передаче права на получение патента в заявлении на выдачу патента; (б) наличие переписки, подтверждающей намерения сторон; (в) другие, например, наличие каких-либо выплат от патентообладателя в пользу другого соавтора.

Поскольку патент, по решению суда, был признан недействительным и в отношении этого изобретения был выдан новый патент, иностранный инвестор, который был заинтересован в приобретении данного патента, счел, что ситуация, возникшая в результате принятия данного судебного решения создаст для него дополнительные риски , и отказался от приобретения исключительного права на указанное изобретение.

Другой пример, приведённый обоими экспертами. Право на патент на изобретение принадлежит компании. Некоторые соавторы запатентованного изобретения не состоят с компанией в трудовых или гражданско-правовых отношениях.

Существующая судебная практика признаёт изобретение служебным в части взаимоотношения владельца патента и работника-соавтора изобретения; при этом возможно признание патента недействительным со стороны некоторых соавторов изобретения в части отсутствия их указания в качестве патентообладателей с выдачей нового патента с включением таких авторов в состав патентообладателей.

Отсутствие урегулирования взаимоотношений с соавторами, не состоящими с компанией в трудовых или гражданско-правовых отношениях, создает угрозу финансовых и, возможно, репутационных рисков. Например, признание патента недействительным по иску соавторов, не состоящих в отношениях с компанией, приведет к прекращению лицензионных договоров на использование патента между компанией-лицензиаром и третьими лицами-лицензиатами и создаст риски получения убытков, возникновения судебных споров и т.д.

Сергей Трещёв подробно представил третье дело. Права на патент на изобретение принадлежат компании. Некоторые соавторы изобретения не состоят с компанией в трудовых отношениях, а привлекаются в соответствии с договорами подряда, заключенными с каждым из таких соавторов.

Вот какие выводы делает С.Трещёв из существующей судебной практики: признание изобретения служебным в части взаимоотношения владельца патента и работников – соавторов изобретения; разрешение вопроса о действительности патента в соответствии с условиями договоров подряда с соавторами: (а) Возможность признания патента недействительным с последующей выдачей нового патента, с включением авторов в состав патентообладателей; (б) подтверждение права на патент с сохранением прав соавторов самостоятельно использовать запатентованное изобретение. Вариант (б) приводит к возникновению рисков, описанных экспертами при рассмотрении предыдущего дела.

В связи с изложенным эксперты дали практические рекомендации по заблаговременному урегулированию взаимоотношений между патентообладателями и соавторами.

Наталья Гуляева, партнёр, Hogan Lovells, признанный профессионал в сфере интеллектуальной собственности, представила специфику договорного регулирования отношений сторон при совместной разработке новых технологий. Презентация Натальи отличалась доходчивостью, простотой изложения, глубиной и запоминающейся графикой.

В. Калятин назвал презентацию Натальи шпаргалкой при совместной работе над технологиями.

Наталья указала две формы сотрудничества по совместному созданию интеллектуальной собственности (ИС): Корпоративную модель и Договорную модель, отметив их схожесть.

В корпоративной модели партнёры создают совместное предприятие и заключают корпоративный договор, рамочный договор о сотрудничестве, договор об осуществлении научно-исследовательской деятельности, лицензионный договор на ИС, иные договоры ( о предоставлении помещений и т.п).

В договорной модели стороны заключают рамочный договор о сотрудничестве, договор об осуществлении научно-исследовательской деятельности, лицензионный договор на ИС, иные договоры (о предоставлении помещений и т.п).

При создании совместных технологий следует различать виды ИС: преддоговорная ИС - ИС, принадлежащая одной из сторон до вхождения в проект; договорная ИС - ИС, созданная при выполнении договорных обязательств сторон, в соответствии с целями проекта; параллельная ИС - ИС, созданная при выполнении договорных обязательств сторон, но не связанная с целями проекта (непредвиденный результат).

Наталья обратила внимание, что ГК РФ предоставил новые возможности для защиты своих прав.

Рекомендации Натальи на преддоговорном этапе:

1) Заключение соглашения о порядке ведения переговоров (ст. 434.1 ГК РФ), в котором конкретизировать требования к добросовестному ведению переговоров и установить порядок распределения расходов на ведение переговоров.

2) Ст. 431.2 ГК РФ дала возможность требовать предоставление заверения об обстоятельствах. Следует проверить наличие у контрагента: необходимых лицензий и разрешений; необходимых помещений, персонала; "чистых" прав на преддоговорную ИС.

3) Включение в договор потестативных условий (ст. 327.1 ГК РФ): обусловить исполнение обязательства (например, о передаче технической документации) совершением другой стороной действий или наступлением обстоятельств (например, получением принимающей стороной финансирования по проекту).

Особую проблему на этапе переговоров представляет раскрытие информации об изобретении до даты подачи первой заявки как препятствие к получению патента (критерий новизны). Как обеспечить конфиденциальность? Обычно заключается отдельное соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, в котором обозначаются обязанности сторон по соблюдению конфиденциальности информации по проекту.

Наталья рекомендует в дополнение воспользоваться новеллой ГК: при несоблюдении конфиденциальности информации, полученной на преддоговорном этапе, нарушитель обязан возместить причиненные убытки.

На договорном этапе проблема возникает в том, что права одного участника проекта на преддоговорную ИС могут затруднить в последующем использование договорной ИС другим участником. Таким образом, необходимо согласовать передачу прав/ лицензирование преддоговорной ИС, вносимой в проект.

Ещё проблема. По общему правилу, лицензиар не может использовать ИС в тех пределах, в которых право ее использования предоставлено лицензиату на условиях исключительной лицензии, если договором не предусмотрено иное (п. 1.1 ст. 1236 ГК РФ). В этом случае нужно предварительно согласовать полномочия лицензиара по использованию ИС и отразить их в лицензионном договоре.

Н. Гуляева советует предусмотреть в договоре о сотрудничестве, кому будут принадлежать права на договорную и параллельную ИС, которая будет создана в проекте. Здесь есть несколько схем: совместное владение исключительным правом на ИС; получение патента на своё имя одним партнёром с условием обязательной выдачи лицензии другому партнёру; создание совместного предприятия с передачей прав на ИС этому предприятию.

Основной рекомендацией спикера стало грамотное управление проектом.

Для эффективного управления проектом, подчеркнула Наталья, необходимо заранее предусмотреть в договоре, как и кем будут решаться стратегически важные и каждодневные вопросы по проекту (регулярные встречи рабочей группы, встречи руководителей), рекомендуется создать комитет, принимающий решения о достижении ключевых показателей эффективности, патентовании разработанных технологий. Важно согласовать ещё массу условий: распределение расходов, назначить ответственных за регистрацию и поддержание ИС и, конечно, порядок выхода из проекта и порядок рассмотрения споров.

Маргарита Дивина, партнёр, Baker & McKenzie, многоопытный эксперт, рассказала о тех рисках, которые влекут для M&A сделок сложные технологические объекты.

Её доклад был необычен тем, что она привлекла внимание к такому кажущемуся забытым понятию, как единая технология. В ожидании отмены этого института единой технологии, он, похоже, прочно обосновывается в нашей жизни. Так, Маргарита назвала 3 проекта из 10 крупных сделок за последнее время, в которых была обнаружена единая технология со всеми вытекающими из этого сложностями. А сложностей, признаться, немало.

Маргарита представила яркий доклад со множеством визуальных эффектов. Она напомнила нам, что такое единая технология ( ЕТ). Это выраженный в объективной форме результат НТД; включает изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие РИД и не только РИД; технологическая основа практической деятельности в гражданской или военной сфере; за счет или с привлечением средств федерального бюджета либо бюджетов субъектов Российской Федерации.

Последний пункт требует особого внимания, так как право на ЕТ и право использовать РИД в составе ЕТ принадлежит лицу, организовавшему создание ЕТ на основе договоров с правообладателями. То есть если государство участвовало в создании технологий, например, предоставив гранты университетским учёным или студентам, то возникают следующие риски: обладатель права на ЕТ должен принять меры для признания за ним и получения прав на РИД, осуществлять практическое применение (внедрение) ЕТ преимущественно в РФ.

Права на ЕТ принадлежат Российской Федерации, если ЕТ связана с обеспечением обороны и безопасности или РФ финансирует доведение ЕТ до стадии практического применения или в течение 6 месяцев исполнитель не приобрел и не получил права на РИД.. Поскольку инвестор может и не знать о финансировании государством внедрения технологии в определенную сферу, возникновение прав государства на нее может стать для него неприятным сюрпризом.

Также риски возникают, если право на технологию принадлежит совместно нескольким лицам (РФ, инвестору, правообладателям). В этом случае право на технологию осуществляется совместно; распоряжение правом осуществляется по общему согласию; сделка по распоряжению, совершенная одним из лиц, может быть признана недействительной; доходы от использования и распоряжения распределяются по соглашению.

Андрей Попцов, начальник отдела правовой защиты ИС Департамента правовой и корпоративной работы, Госкорпорация "Росатом" рассказал о богатом опыте Росатома в использовании бизнесом и государственными заказчиками института прав на «совместные РИД».

Он напомнил, принципиальные моменты, касающиеся совместных правообладателей РИД (ст. 1229 ГК РФ): их взаимоотношения - определяются соглашением между ними; распоряжение исключительным правом на РИД осуществляется только совместно (если ГК РФ не предусмотрено иное).

Какие вопросы возникают в связи с этим: у совместных правообладателей «доли», «части» на РИД или единое неделимое право с равным объемом правомочий? Как одному из правообладателей продать только свою «долю» второму правообладателю или 3-му лицу? Какая форма участия второго правообладателя в совместном распоряжении – сторона по договору или письменное согласие со сделкой?

Андрей обратил внимание на то, что законодатель поддержал институт создания «совместных РИД»: ранее распоряжение исключительным правом на РИД или на СИ осуществлялось правообладателями совместно, если ГК не было предусмотрено иное. А в новой редакции п.3 ст.1229 ГК гласит: «Распоряжение исключительным правом на РИД или на СИ осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное».

А. Попцов ответил на вопрос, могут ли правообладатели «совместных РИД» в соглашении договориться о различном составе патентообладателей?

От патентного права перешли к созданию РИДов в области авторского права.

Олеся Шмаракова, заместитель начальника управления УПССП, Дирекция по правовым вопросам, Газпром нефть, раскрыла взаимоотношения заказчика и подрядчика при создании объектов интеллектуальной собственности. Опыт компании Газпром нефть»

Олеся рассказала, что Газпром нефть создаёт объекты интеллектуальной собственности (ОИС) по направлениям: маркетинг и реклама, информационные технологии, производство и строительство.

Компания заключает договор авторского заказа либо комплексный договор, в рамках оказания услуг/выполнения работ по которому создаются РИД и договор на приобретение РИД пост-фактум, либо дополнительно соглашение к ранее заключенному договору, который не предусматривал передачу заказчику прав на РИД.

Дополнительное соглашение используется, когда при первоначальном заключении договора не были выявлены создаваемые РИД либо при необходимости продления / изменения условий использования ранее полученных РИД.

Например, для составления монографии «Курды глазами российских путешественников, ученых и художников XIX-начала XX веков», подготовленной Институтом восточных рукописей РАН по заказу «Газпром нефти», потребовалось заключение дополнительного соглашения о предоставлении лицензии на использование фотографий архивного фонда В.Ф. Минорского.

Юрист озвучила основной принцип при заключении договоров по передаче РИД: все права на создаваемые по договорам РИД переходят компаниям группы «Газпром нефть» в полном объеме вне зависимости от того, предусмотрено ли прямо создание РИД договором или нет.

Далее она обрисовала структуру типовых/рекомендуемых договорных условий в части передачи прав на РИД, включающую общие положения (момент перехода прав; стоимость прав; объем прав; гарантии; ответственность.

Раскрыв каждый пункт типового договора и описав ответственность за его нарушение, спикер назвала проблемы при заключении договоров, связанных с созданием РИД. Это 1. идентификация РИД в составе услуг/работ (например, ведение страниц в соц.сетях, разработка концепции рекламной акции и т.д.); 2. Создание ПО на базе уже существующего (у правообладателя приобретается лицензия на существующее ПО, в дальнейшем с ним заключается договор на его доработку /переработку для целей компании); 3. Создание РИД в договорах на НИОКР (можно ли установить обязанность получить патентоспособный результат НИОКР); 4. Выделение стоимости РИД в комплексных договорах (создание РИД + работы /услуги).

Олег Самофалов, начальник Управления по правовым и корпоративным вопросам, Газпром нефть подхватил эстафету, приведя конкретные примеры.

Так, комментируя вопрос об идентификации РИД в составе работ/услуг, он отметил, что крайне важно при заключении договора как можно раньше идентифицировать потенциальные РИДы, особенно, когда они не являются предметом договорных отношений сторон, с тем, чтобы определить объем прав на них и распределить их.

Например, при заключении договора на оперативный подсчет начальных геологических извлекаемых запасов углеводородов на лицензионном участке помимо научно-технических результатов работ (результаты интерпретации сейсмических данных, результаты подсчета параметров и категорий запасов) появляются и результаты интеллектуальной деятельности, которые не являются предметом договора и которые стороны часто «не видели», заключая договор: методики картопостроения, методики интерпретации материалов геофизических исследований скважин, являющиеся объектами авторского права, двухмерные, трехмерные модели месторождений (включает в себя интегрированную базу данных, картопостроение, включающее в себя географическую, топографическую и геологическую информацию в виде сетки ячеек).

Идентификация этих объектов авторского права и распределение на них прав на этапе заключения договора поможет избежать многих рисков, связанных с последующим выполнением работ по договору.

Относительно создания программного обеспечения на базе уже существующего, О. Самофалов подчеркнул, что компаниями группы Газпром нефть приобретена лицензия на 1С «Управленческий учет» с правом модификации программного продукта. Проведены работы по глубокой модификации этого продукта для целей конкретной компании.

В итоге создан новый объект авторского права, производное произведение - новая версия ПО, Газпром нефть - правообладатель. Стоимость работ по разработке этой версии будет стоимостью нового нематериального объекта. То есть, в итоге в учете появляется 2 нематериальных объекта, несмотря на то, что программный продукт один: первый НМА – по цене неисключительной лицензии на ПО, второй НМА – по стоимости затрат связанных с модернизацией объекта.

По первому объекту Газпром нефть будет пользователем, по второму - правообладателем.

Олег также предупредил участников об особенностях создания РИД (объекты патентных прав) в договорах на НИОКР: « По договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, и передать заказчику результаты. Однако в отношении объектов патентного права вопрос патентноспособности решается только в ходе выполнения работ и в техническом задании заранее его предусмотреть невозможно. Поэтому заранее обязать исполнителя выдать патентноспособный результат не представляется возможным. Например, несколько лет назад мы заключили договор на НИР о разработке концепции программного модуля по расчету заводнения скважин и по его итогам было получено 3 объекта патентных прав в виде изобретений, описывающих способы определения фильтрационных параметров и свойств пластов. Однако, заранее предусмотреть возможные патентноспособные решения по данному договору было практически невозможно».

Ценной стала рекомендация Олега о том, как выделить стоимость РИД в комплексных договорах: более 90% всех договоров, связанных с созданием РИД, заключаемых в Группе Газпром нефть, заключаются в виде договоров смешанного типа: НИР+Услуги, НИР+Подряд, Подряд+Услуги+Создание произведения по заказу. Как правило, эти договоры включают научно-исследовательские работы, разработку ПО или БД, а также попутно оказываемые услуги по внедрению и сопровождению этого РИД. Тогда в стоимости договора должны быть выделены отдельно стоимость создания РИД и стоимость работ и услуг по внедрению и сопровождению РИД.

Передача исключительных прав заказчику должна быть включена в стоимость создания РИД. На баланс ставится продукт готовый к эксплуатации (стоимость НМА=затраты связанные с разработкой + затраты на внедрение).

Выступление экспертного дуэта из Газпром нефти было встречено аплодисментами. Впрочем, аплодировали всем спикерам, так как каждый был неповторим.

Вот Ольга Кузьмина, руководитель Группы правовой поддержки работы с клиентами ГрупЭм, осветила правовые вопросы участия рекламного агентства в создании и размещении рекламных материалов». Аудитория с интересом познакомилась с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации в работе медийных рекламных агентств.

Ольга подробно рассказала, как происходит оформление сделки на создание рекламного материала и предоставление права на использование ОИС.

Рекламное агентство выступает посредником (агентом, комиссионером). Агентское/комиссионное поручение рекламодателя на создание рекламного материала и предоставление рекламодателю права использования результата интеллектуальной деятельности в установленных договором пределах является смешанным договором. После создания рекламы, передачи прав и исполнения агентского/комиссионного поручения происходит передача рекламодателю всего полученного по сделкам с третьими лицами.

Однако агентство, заключая лицензионный договор, не имеет правовых инструментов для полной передачи клиенту (принципалу) всего полученного по сделке, и остаётся формальным лицензиатом даже после передачи сублицензии принципалу (сублицензиату).

Как всегда праздником для слушателей стало выступление Любови Алимовой, советника по интеллектуальной собственности Россия/Евразия Нестле. Любовь подготовила превосходную презентацию с фильмом, к своем рассказу о правовом сопровождении взаимоотношений с рекламными агентствами в сфере цифровых технологий (Интернет, социальные сети, он лайн продвижение продукции) на примере опыта группы Нестле.

Любовь дала рекомендации по основным принципам управления РИД в социальных сетях. Вот они: размещайте только легальный контент, права на который принадлежат компании; изучайте правила сети, создавайте их «зеркало» в виде правил группы; если проводите акции в группе, то размещайте полную информацию об акции и ее условиях на странице группы; всегда предусматривайте IP disclaimer: требование и ответственность автора фото за чистоту прав загружаемых на конкурс фото; администрирование группы: закрепление должным образом прав администрирования (определение администратора группы), установления пароля группы; взаимодействие с агентством в отношении гарантий чистоты прав размещаемых материалов / фотографий / изображений.

Она отметила важный момент: в случае размещения Агентством приобретаемых из фотобанков материалов в составе контента группы от своего имени и отсутствия цепочки передачи прав Заказчику – невозможность использования данного фото Заказчиком в иных случаях.

Преимуществами использования РИД в цифровой сфере Любовь назвала нахождение РИД в свободном доступе и то, что территория “digital” дает возможность максимально быстро прекратить нарушение (как только о нем стало известно). Это минимизирует возможные финансовые и репутационные риски для компании.

Далее Л.Алимова напомнила о ФЗ № 97-ФЗ от 05.05.2014 «О внесении изменений в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей» также известный как «Закон о блогерах».

Блогер - владелец сайта и (или) страницы в сети Интернет, на которых размещается общедоступная информация и доступ к которым в течение суток составляет более трех тысяч пользователей сети Интернет. Блогеры должны либо самостоятельно зарегистрироваться в реестре Роскомнадзора, либо ведомство направит им уведомление, что они внесены в реестр. Блогер имеет право размещать на своем личном сайте / странице рекламу, соблюдая требования Закона о рекламе.

Любовь перечислила условия, на которых Нестле работает с блогерами через агенство: взаимодействие только с зарегистрированными блогерами, действующими в соответствии с ФЗ; соблюдение блогером законодательства о рекламе; следование прозрачным принципам раскрытия информации, утвержденными в компании.

Следующее выступление Екатерины Фадеевой, директора по правовым вопросам Яндекс, о практических проблемах создания и использования произведений в Интернете» было также ярким и информативным.

Екатерина рассказала о тех случаях, когда пользователи загружают произведения с разрешения правообладателей (сервисы с пользовательским контентом), а отношения между администратором сервиса и пользователями регулируются условиями использования сервиса:

- пользователи гарантируют, что обладают необходимыми правами для загрузки произведений,

- пользователи предоставляют администраторам сервисовправа, необходимые для использования их произведений.

Администраторы сервисов могут быть информационными посредниками: они предоставляют пользователям возможность размещения произведений, не размещают произведения самостоятельно; не могут проверять все произведения, загружаемые на сайт, но могут удалять отдельные произведения по уведомлению. Администратор сервиса не несет ответственность за

нарушение исключительных прав, если он: при получении уведомления от правообладателя в разумный срок ограничивает доступ к произведению.

Екатерина изложила порядок рассмотрения уведомлений: уведомление должно содержать информацию о конкретном нарушении исключительных прав; уведомление должно быть направлено на корректный адрес администратора сервиса; «разумность» срока для рассмотрения уведомления зависит от действий правообладателя. И привела примеры из практики: Эксмо против Вконтакте (А56-8331/2014) и Видео Контент против YouTube (А40-66554/2014).

Затем Е. Фадеева привела примеры размещения информации без разрешения правообладателей. Например, некоторые новостные агрегаторы самостоятельно индексируют новости, размещённые на новостных сайтах. К удивлению некоторых слушателей, существуют основания для использования новостей без разрешения, новости могут не охраняться авторским правом (сообщения о событиях и фактах) – пп. 4 п. 6 ст. 1259 ГК; свободное использование (цитирование в информационных целях) – пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК, апелляционное определение Мосгорсуда по делу № 11-32043/2013. в то же время имеются и

дополнительные гарантии для новостных сайтов: новостные агрегаторы могут предоставлять сайтам возможность отказа от использования их новостей (opt-out) или контролировать использование их новостей.

Любопытно, что в некоторых странах были приняты законы, требующие от новостных агрегаторов уплачивать вознаграждение новостным сайтам. В 2013 году в Германии вступил в силу закон, устанавливающий дополнительное право издателей новостей на получение вознаграждения за использование отрывков в агрегаторах. Крупнейшее новостное издательство исключило свои материалы из Google News. Однако спустя 2 недели данное новостное издательство сняло ограничения, заметив резкое падение количества посещений своих сайтов.

В Испании в 2014 году был принят закон, предусматривающий возможность использовать материалы издателей новостей только при условии выплаты вознаграждения. В результате сервис Google News в Испании был закрыт. Ассоциация издателей заказало исследование для оценки последствий принятия закона. Исследование издателей показало, что в среднем общий трафик новостных сайтов сократился на 6%. Однако больше всех пострадали небольшие новостные сайты, трафик которых упал на 14%.

Екатерина раскрыла участникам и судебную практику по предоставлению информации о произведениях без использования, приведя дело Эксмо против Яндекс (Определение ВАС-18391/12).

И в заключение показала значение интернет сервисов как для пользователей: агрегаторы позволяют пользователям быстро и эффективно находить интересующую их информацию; пользователи могут сравнивать и анализировать информацию различных информационных ресурсов, так и для владельцев информации (информационных ресурсов): в ладельцы информации получают новый канал доступа к пользователям; владельцы информации могут эффективнее конкурировать между собой.

Выводы из выступления главного юриста Яндекса таковы : интернет-сервисы предоставляют пользователям новые инструменты для работы с информацией, а информационным ресурсам – канал доступа к пользователям; деятельность интернет-сервисов регулируется существующим законодательством, при этом агрегаторы не обязаны осуществлять общий мониторинг информации, поиск нарушений прав третьих лиц и могут нести ответственность только при наличии знания о нарушениях в результате размещения конкретного материала; для разрешения вопросов правомерности использования произведений интернет-сервисами следует корректно определить адресат претензии и способ защиты права.

Очень полезной для участников стала дискуссия об опыте в сфере оказания юридической поддержки по вопросам создания РИД для наших клиентов, которую вели Андрей Корсунский, заместитель директора правового департамента Publiсis и Наталия Степанова, сопредседатель Секции юристов Ассоциации Коммуникационных Агентств России.

Третья часть конференции была посвящена построению отношений с работниками и открыл её Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности РОСНАНО, рассказом об опасностях при создании служебных РИДов и о том, как их избежать.

В начале Виталий напомнил, что может быть служебным РИДом: тексты, изображения, технические решения, иные решения, имеющие коммерческую ценность. Исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, однако «принадлежность» означает не автоматическое возникновение права, а автоматический переход права, предостерёг эксперт.

Важно помнить, что право первоначально возникает у автора: исключительное право всегда первоначально возникает у автора (п. 3 ст. 1228); право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору изобретения, полезной модели или промышленного образца (п. 1 ст. 1357); аналогичный подход использовался в Законе СССР «Об изобретениях в СССР» и в Патентном законе РФ.

Служебным произведением является произведение, созданное в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей, а вот служебное изобретение - это объект, созданный работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей ИЛИ конкретного задания работодателя (п. 1 ст. 1370). И эту разницу между двумя объектами очень важно помнить. Однако задание должно быть только в пределах трудовых функций. Право авторства принадлежит автору. Исключительное право и право на получение патента принадлежат работодателю.

Если объект создан с использование денежных, технических или иных средств работодателя, но не является служебным, то работодатель может получить безвозмездную лицензию или возмещение расходов (п. 5 ст. 1370). Если договором не предусмотрено иное, то исключительное право автоматически переходит к работодателю.

Необходимо помнить о сроках. Работодатель имеет три года для принятия решения об использовании произведения и четыре месяца для принятия решения об использовании объекта патентного права, иначе исключительное право возвращается автору.

Если исключительное право принадлежит автору, работодатель вправе использовать такое произведение способами, обусловленными целью служебного задания, и в вытекающих из задания пределах, а также обнародовать такое произведение, если договором не предусмотрено иное, при этом автор сохраняет право использовать произведение за указанными пределами.

Работодатель вправе указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания при использовании служебного произведения.

В.Калятин осветил вопросы выплаты вознаграждения автору и рассказал о неожиданных сюрпризах, таких, например, как появление новых соавторов и других. Решением станут отдельное соглашение о размере выплаты вознаграждения; система письменных уведомлений между работником и работодателем; соглашение между соавторами; соглашение между правообладателями о порядке распоряжения правом.

Начальник юридического управления Газпром-Медиа Марианна Иванова доложила о проблемных вопросах при оформлении отношений с сотрудниками при создании и использовании программного обеспечения.

Она представила программу для ЭВМ как информационную систему поддержки рекламных кампаний «AdSTAR» версия 3.0 - основу всех процессов размещения рекламы в компании; уникальный программный продукт, состоящий из отдельных взаимоувязанных модулей (блоков), которая создана и поддерживается коллективом сотрудников ООО «Газпром-Медиа» с момента начала деятельности компании.

Марианна считает, что на всех этапах жизненного цикла ПО необходимо тщательное документационное оформление отношений с коллективом разработчиков: трудовой договор или Д/С к трудовому договору (в части создания служебных произведений); задание на создание служебного произведения; отчет о служебных произведениях; акт приемки в эксплуатацию.

Она описала проблемные вопросы и обсудила с аудиторией решения: что делать, если трудовой договор не оформлялся в письменном виде? Что делать, если не оформлялось

служебное задание и/или результат его выполнения в письменном виде? Как квалифицировать переработку прежнего ПО новым коллективом работников.

Конференцию завершило выступление Наталии Поляковой, директора правового департамента РВК о проблемах создания РИД в компаниях с госучастием с точки зрения бизнеса».

Такими проблемами Наталия считает: отсутствие кадров; устаревшие ГОСТы и регламенты; несовершенство законодательства о закупках; проблемы с оценкой РИД; недостаточный уровень компетенций проверяющих органов; жесткое регулирование детальности компаний с госучастием со стороны ФОИВ и др.

Члены ОКЮР очень довольны конференцией. К примеру, вот отзыв одного из участников:

«Мероприятия ОКЮР – лучшие в Москве: сильные составы докладчиков, актуальные темы и живые дискуссии. Отлично пообщался в перерывах и встретил много знакомых, в том числе из атомной отрасли. На самом деле площадка профессионалов ОКЮР с каждым годом крепнет и становится все лучше!»

Подписаться на обновление блога автора








Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов