Разделы сайта
Признание ОКЮР на государственном уровне

Блоги. События ОКЮР глазами участников

30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...
15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...
23 ноября 2018
ПРАВИЛО "ЗУБНОЙ ЩЁТКИ". О ЧЁМ ГОВОРЯТ РУКОВОДИТЕЛИ
В этом году собрание 100 руководителей правовых и иных подразделений особенно удалось. Ве...
24 июля 2018
НЕВОСПОЛНИМАЯ УТРАТА
Когда уходят близкие люди, не сразу осознаёшь, кого теряешь. Для меня таким человеком был Вениамин Ф...



ФАС предлагает использовать изобретения без согласия обладателя патента

Принудительная передача лицензии на использование изобретения предложена в подготовленных ФАС поправках в Гражданский кодекс (копия есть у «Ведомостей»). Это будет «наказание» для злоупотреблявших доминированием. Проект скоро будет опубликован, говорит представитель службы.

Правообладатели часто отказываются от производства или поставок социально необходимых товаров (лекарств, медизделий и др.), говорится в пояснительной записке, но вмешаться государство не может. ФАС предлагает дать государству такую возможность: продать по решению суда лицензию, если собственник патента ограничивает производство и создает дефицит на рынке. В суд может обратиться ФАС или компания, которая готова производить товар, но ей отказались ранее продать патент.

Проект не нарушает международные нормы, пишет ФАС: Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности разрешает использовать объект патента без согласия правообладателя, если это допускает национальное законодательство члена ВТО.


Интеллект без иммунитета

Проект также предлагает наказывать владельцев интеллектуальной собственности за доминирование и антиконкурентные соглашения.


Это может быть любой товар, производитель которого – монополист, объясняет замруководителя ФАС Сергей Пузыревский. Можно будет передавать патенты только тех компаний, которые работают в России, уточняет Пузыревский. Принудительное лицензирование уже разрешено Гражданским кодексом, если правообладатель не пользуется своим изобретением три года, но практики почти нет, поправки же расширяют эту норму, уточняет участвующий в обсуждении проекта советник «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денис Гаврилов. Проект вводит дополнительные поводы – дефицит на рынке и монопольное положение. Если суд согласится с требованиями, то лицензия будет выкуплена на рыночных условиях и на ограниченный срок, говорит Гаврилов.

Распространение антимонопольного регулирования на интеллектуальную собственность (см. врез) обсуждается несколько лет вместе с так называемыми третьим и четвертым антимонопольными пакетами. После протеста бизнеса ФАС согласилась вычеркнуть нормы из поправок в закон о конкуренции. Но руководитель ФАС Игорь Артемьев предупреждал, что служба еще может предложить такие поправки.

Предложения ФАС надо широко обсудить с экспертами, говорит исполнительный директор ассоциации «Русбренд» Алексей Поповичев, интеллектуальное право – исключительно, именно это стимулирует новые разработки. Возникнут дополнительные риски при локализации инновационного наукоемкого производства в России, предупреждает президент Объединения корпоративных юристов Александра Нестеренко. Есть риски необоснованных обвинений обладателей патента в том, что они производят недостаточно продукции или продают слишком дорого, говорит юрист Ассоциации международных производителей медицинских изделий Михаил Потапов. Формулировка о «недостаточном предложении соответствующих товаров» слишком расплывчата и допускает недобросовестное применение, согласен заместитель гендиректора Stada CIS Иван Глушков. Есть риск снижения качества товаров, произведенных по переданной лицензии, отмечает Потапов.

Принудительное лицензирование – это рейдерство со стороны государства, говорит исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей Владимир Шипков. Оно не гарантирует снижения цены, но гарантирует, что пострадавшие производители выведут оригинальные препараты с рынка и перестанут внедрять новые технологии, предупреждает Шипков. Рано или поздно эта идея будет признана несостоятельной, уверен он. Принудительное лицензирование – это терапия отчаяния, когда у государства не остается других способов поддержать локальное производство и обеспечить пациентов препаратами, говорит сотрудник одного из иностранных фармпроизводителей. Вместо этого можно было бы обсудить с фармкомпаниями снижение цен, но таких дискуссий не было, очевидно, что меры лоббируют российские предприятия, замечает он. Иностранные производители не уйдут из России, но не будут выводить на рынок новые препараты, полагает Глушков.

Представитель «Лаборатории Касперского» спокоен: предлагаемые поправки не окажут влияния на IT-рынок.

Почти ни в одной из развитых стран нет принудительной передачи лицензии, в развивающихся это тоже большая редкость, говорит партнер GBLP Николай Вознесенский. ФАС, видимо, хочет не столько увеличить количество принудительно переданных лицензий, сколько иметь рычаг в переговорах с правообладателями, считает он.

Государство собирается взять на себя не свойственные ему функции: суд будет оценивать справедливость ситуации на рынке, говорит руководитель юридического отдела Canon Никита Полозов. Это инструмент тонкой настройки, суду может не хватить компетенции и знания рынка – государство, как правило, неэффективный менеджер, говорит Полозов.

Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/03/17/633930-fas-izobreteniya

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов