Разделы сайта

Блоги. События ОКЮР глазами участников

29 декабря 2019
ДРУЗЬЯ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ!
Когда я думала над заголовком, то скучные «Итоги года» и «Главное за 2019 год» отложила ср...
15 ноября 2019
ВАЖНО ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЕШЬ! ГЛАВНЫЕ ЮРИСТЫ О СМЫСЛАХ ЖИЗНИ
Мы надолго заряжены прекрасным настроением,сплотившим нас на Годовом сборе 100 главных юристов...
28 октября 2019
ОКЮР СТАЛ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМ ПАРТНЁРОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В РЕФОРМЕ КНД
С лета 2019 года члены ОКЮР направляли своих экспертов в формируемые Аппаратом Правительства ...
30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...



Но адвокатом быть обяжут

Ожидаемое многие годы введение «адвокатской монополии» может поставить вне закона юридический бизнес и затруднить работу корпоративных юридических служб.

Уже в следующем году ожидается принятие поправок в процессуальные кодексы, исключающие участие в качестве представителей в судебных делах всех категорий юристов, не имеющих статуса адвоката. Такие меры должны обеспечить получение гражданами гарантированной Конституцией России квалифицированной юридической помощи.

Вместе с тем так называемая адвокатская монополия затронет не только защитников частных лиц. Получать статус адвоката вынуждены будут представляющие организации в арбитражных судах налоговые консультанты, патентоведы и инхаусы.

По мнению президента Объединения корпоративных юристов (ОКЮР) Александры Нестеренко, качество работы сотрудников юридических служб компаний регулируется трудовыми отношениями и не требует государственного вмешательства. «Кроме того, целесообразно разрешить адвокатам работать по трудовым контрактам. Эта мера позволит повысить привлекательность статуса адвоката и заинтересовать корпоративных юристов в его получении, а потребителям — выбрать наиболее квалифицированных поставщиков юридического сервиса», — полагает Нестеренко.

В ОКЮР также напоминают, что Конституционный суд России уже неоднократно указывал на недопустимость «адвокатской монополии». «Обязанность государства обеспечить каждому желающему достаточно высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи нельзя трактовать как обязанность пользоваться помощью только адвоката», — полагают конституционные судьи.

Своего рода компромиссным вариантом реформы может быть введение требования о наличии у защитника в суде высшего юридического образования. Сейчас его должны иметь, к примеру, представители в административном процессе. Причем в ряде случаев граждане, которые идут в суд с административными исками, обязаны привлекать исключительно защитника с дипломом юридического вуза.

Конституционный суд России не так давно не усмотрел в таком ограничении нарушений основного закона страны и прав участников процесса.

Опрошенные РБК+ юридические фирмы рассматривают введение «адвокатской монополии» уже как неизбежность, а потому стимулируют получение сотрудниками статуса адвоката. Но в то же время встает вопрос о целях работы таких фирм. Ведь действующее законодательство не признает деятельность адвоката предпринимательской. Цель защитника — правовая помощь гражданам, а не извлечение прибыли. Более того, сами клиенты не являются потребителями и лишены всех прав заказчика возмездных услуг.

Большинство участников юридического рынка считают такие ограничения лукавством. «Странно было бы утверждать, что создание адвокатских образований для оказания услуг в сфере бизнеса преследует исключительно альтруистические начала. Очевидно, что такая деятельность направлена на извлечение прибыли и в целом отвечает признакам предпринимательской. Загоняя юридические фирмы в рамки адвокатских образований, Федеральная палата адвокатов РФ тормозит развитие действительно крупного юридического консалтинга», — убежден старший партнер Объединенной консалтинговой группы Сергей Шеметович.

«Разумеется, адвокаты работают за вознаграждение, — констатирует партнер юридической фирмы Dentons Артем Жаворонков. — Но при этом следует разграничивать бизнес и оказание платной профессиональной помощи. Адвокаты вправе заниматься только своей профессиональной деятельностью, не могут быть сотрудниками коммерческих структур, работать по найму и т.п.».

В сообществе нет общей устоявшейся практики ценообразования — каждый определяет стоимость услуг по собственным критериям. Некоторые судебные адвокаты рассчитывают гонорар как процент от суммы в выигранном деле, тогда как крупные международные юридические фирмы выставляют счета клиентам на основании затраченного времени (billable time).

Если же признавать отсутствие целей извлечения прибыли, гонорар адвоката должен рассчитываться исходя из себестоимости. Управляющий партнер адвокатского бюро НБ Нина Боер считает это невозможным: «У адвоката-одиночки практически нет себестоимости: рот закрыл, и рабочее место прибрано. Размер гонорара адвоката определяется, как и размер вознаграждения в любой другой отрасли, исходя из востребованности, квалификации и многих других критериев».

В Федеральной палате адвокатов РФ РБК+ отказались комментировать вопрос «коммерциализации» деятельности членов корпорации. 

Опубликовано по адресу: www.rbcplus.ru/news/591a6c7e7a8aa93f132e1434

 

©2009-2020, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов