Разделы сайта

Блог Президента ОКЮР Александры Нестеренко

20 ноября 2020
ЗВЁЗДНЫЙ СЛЁТ ИЛИ РАЗГОВОР У КОСТЕРКА
Радость, охватившая нас в Балчуге, на нашей любимой конференции руководителей «Юристы и бизне...
21 сентября 2020
CВЕРШИЛОСЬ!
Дорогие друзья! Наша долгожданная 10-я конференция с судьями Конституционн...
30 июня 2020
ПОДХОД К СНАРЯДУ
Что побудило меня сделать эту запись? Наверное, перевернувшая нашу жизнь эпидемия, которая по...
17 июня 2020
ПОТЕРИ
Светлая память нашему учителю Александру Львовичу Маковскому. Для всех нас он был автори...
29 декабря 2019
ДРУЗЬЯ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ!
Когда я думала над заголовком, то скучные «Итоги года» и «Главное за 2019 год» отложила ср...



Не знал и не должен был знать. Как принцип добросовестности перевернул юридический быт

Недобросовестность одной из сторон сделки должна доказать другая сторона.

О том, какое влияние оказывает принцип добросовестности на сделки и их стороны, шла речь на IV Ежегодной научно-практической конференции Объединения корпоративных юристов «Инъекция справедливости, или реформа ГК и судов на пользу российской экономики», прошедшей в рамках Петербургского международного юридического форума.

Наступает новая эра для судебных юристов и судей, считает Анна Костыра, руководитель практики юридических услуг EY в Санкт-Петербурге. С введением новых п. 3 и 4 в ст. 1 ГК РФ появились добросовестные участники правоотношений и новые способы защиты прав. Например, возможность предъявить внедоговорной иск о возмещении убытка за недобросовестное поведение или возможность для добросовестной стороны договора не исполнять его при недобросовестном поведении второй стороны. Это может привести к тому, что судьи начнут получать большое количество исков, наполненных оценочными категориями. Ведь раньше, когда в прежней редакции ГК РФ добросовестность лишь презюмировалась, единственным способом защиты от недобросовестности был отказ суда в защите права стороне, им злоупотребившей. В прежней редакции ст. 10 ГК РФ эта норма была статичной. Теперь такой способ, как отказ в защите права, становится очень динамичным, к тому же он появился и в других статьях ГК РФ. В частности, в новой редакции п. 5 ст. 166, в которой говорится о том, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно.

Чем может подтверждаться добросовестность стороны? Очевидно, что поведением стороны при заключении договора. Эта позиция уже используется, например, в проекте информационного письма Президиума ВАС РФ «Об отдельных вопросах разрешения споров из договора процентного свопа». В пункте 4 этого письма можно прочесть, что сторона, являющаяся в отличие от другой стороны договора профессионалом в сфере финансового рынка, до заключения договора обязана раскрыть контрагенту известную ей информацию, касающуюся экономического и юридического существа и возможных последствий использования соответствующего вида производного финансового инструмента на условиях, предлагаемых контрагенту. Последствиями недобросовестного поведения более профессиональной стороны при заключении договора, по мнению разработчиков проекта, должно стать то, что клиент будет вправе в судебном порядке потребовать расторжения договора и возмещения причиненных ему убытков (ст. 15 ГК РФ), если будет доказано, что другая сторона — профессионал в сфере финансового рынка — обладала информацией о том, что предлагаемые ею клиенту условия заведомо являются крайне рискованными и не соответствуют его объективной готовности к такому риску исходя из его разумных ожиданий, но не раскрыла информацию, недобросовестно воспользовалась этим в целях получения выгоды (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Насколько эти выводы универсальны для других случаев, где не очевидно, является ли сторона профессионалом? Можно ли эти выводы применить в отношении других сделок? Как определить профессионала, например, в договорах поставки или аренды? По мнению судьи ФАС Северо-Западного округа Василия Дмитриева, поскольку правосудие осуществляется в состязательной форме, каждая сторона должна представить доказательства, которые суд мог бы использовать для того, чтобы определить, какая сторона является сильной, а какая слабой, и кто, возможно, действовал недобросовестно. К тому же, после того, как постановлением Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 100 была легитимизирована практика предоставления сторонами суду своего проекта решения, каждая из сторон имеет возможность представить суду свою полную позицию со ссылками на нормы права.

В качестве знакового примера можно привести Определение Президиума ВАС РФ от 26.03.2014 № ВАС-17089/12 по делу № А24-53/2012, в котором истцу было отказано в защите прав в связи с тем, что он не доказал недобросовестность действий ответчика. Истец в этом деле хотел оспорить крупную сделку с банком (договор ипотеки), которая не была согласована с ним как с одним из участников общества. Но суд не поддержал его, мотивировав свое решение тем, что банк-залогодержатель действовал добросовестно и истец не доказал, что между другим участником и банком был сговор. По мнению А. Кастыры, это Определение Президиума ВАС РФ демонстрирует, что в настоящее время развитие концепции добросовестности предполагает отказ в защите прав не только недобросовестному истцу, но и добросовестному, если он не сумел доказать недобросовестность ответчика. И это, скорее всего, усложнит процесс оспаривания сделок.

Александра Хавина

Опубликовано по адресу:  http://www.eg-online.ru/article/250647/

 

©2009-2021, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов