Разделы сайта
Признание ОКЮР на государственном уровне

Блоги. События ОКЮР глазами участников

30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...
15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...
23 ноября 2018
ПРАВИЛО "ЗУБНОЙ ЩЁТКИ". О ЧЁМ ГОВОРЯТ РУКОВОДИТЕЛИ
В этом году собрание 100 руководителей правовых и иных подразделений особенно удалось. Ве...
24 июля 2018
НЕВОСПОЛНИМАЯ УТРАТА
Когда уходят близкие люди, не сразу осознаёшь, кого теряешь. Для меня таким человеком был Вениамин Ф...



Новости ОКЮР

ОКЮР продолжает разъяснять свою позицию по реформированию юридической профессии


Алевтина Камелькова, член Правления Объединения Корпоративных Юристов, руководитель юридического департамента компании «Алкатель-Лусент» в России и странах СНГ, приняла участие в проходившей в МГУ дискуссии о реформировании юридической профессии.

А. Камелькова рассказала слушателям, что интерес ОКЮР к разработке Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи отнюдь не праздный. Два фактора предопределили активное участие корпоративных юристов в дискуссиях в рамках рабочей группы при МинЮсте.

Приводим ниже выступление А. Камельковой. «Во-первых, членами ОКЮР на настоящий момент являются около 500 юристов юридических служб большинства крупных российских и зарубежных компаний, работающих на российском рынке. Именно данный пласт бизнеса представляет собой одного из главных «потребителей» юридических услуг, предоставляемых, в основной своей массе, юридическими консультантами. Поэтому для ОКЮР понимание процессов происходящих и в консалтинге и в адвокатуре весьма важно. Приведу некоторые мысли и вопросы возникающие у наших членов в данной связи.

Справедливости ради нужно отметить, что доля адвокатов или адвокатских образований, участвующих в тендерах на право заключения договора на оказание юридических услуг, проводимых различными субъектами хозяйствования, очень невелика. Такое положение адвокаты объясняют неприспособленной к коммерческой деятельности формой ведения совместной деятельности адвокатами, предусмотренной действующим законодательством. Казалось бы, понятным решением было бы устранение такого «неравенства» путем предоставления адвокатам тех же прав, что и консультантам, в том числе, прав на объединение в юридические фирмы, обеспечив таким образом конкуренцию «на равных». Однако, почему-то, вместо этого предлагается совместное шествие «тернистым адвокатским путем» теперь уже и адвокатов и консультантов, которые должны будут вступить в адвокатуру. Правда адвокатские образования станут иными, получат расширенные возможности, но не понятно зачем всем должно стать «по-адвокатски» сложно в равной степени, если консалтинг сейчас функционирует достаточно хорошо.

Еще один вопрос непосредственно в правового характера возникает применительно к термину «помощь». Термин «помощь» с точки зрения гражданского законодательства конкретного наполнения не имеет. Суть деятельности по предоставления консультаций по вопросам права и представительства в суде есть услуга. Как вид обязательства, услуга должна быть оказана надлежащим образом. В случае же неисполнения данного обязательства или ненадлежащего исполнения наступает ответственность. Все вроде бы просто. К чему приводит наличие в гражданско-правовом обороте особого института помощи? Помощь, согласно толковому словарю Ожегова, означает деятельность, приносящая облегчение. Значит ли это, что в процессе оказания услуг адвокатами результат деятельности заранее предопределен как позитивный, приносящий облегчение? И если вдруг такая деятельность принесла отягощение, то далее следует сложный путь «поиска правды» в различных коллегиях с жалобами. При этом, порядок привлечения к ответственности консультанта, оказывающего услугу по гражданско-правовому договору, предельно понятен.

Также в дискуссиях в ходе обсуждения Реформы выяснилось, что та же «помощь» предопределяет некую «романтическую составляющую» статуса адвоката в виде якобы обязанности оказывать «безвозмездную помощь». Здесь также хотелось бы договориться о терминах. Безвозмездной эта помощь является только для узкого круга определенных законом лиц-получателей услуги (помощи), при этом для адвоката такая помощь является возмездным видом деятельности, так как субсидируется государством. Кроме всего прочего, наверное все мы в равной степени понимаем, что адвокатская деятельность не является благотворительной и ее целью все же является извлечение прибыли. Так возможно нужно привести все эти особенности к единому гражданско-правовому знаменателю и именно таким образом добиться равных конкурентных условий на рынке юридических услуг?

Есть еще аргумент о том, что наличие в адвокатуре строгого кодекса профессиональной этики дескать отталкивает желающих вступить в ее ряды. Но и здесь реалии современного юридического рынка, особенно рынка связанного с обслуживанием отношений, как говориться в науке международного права, «отягощенных иностранным элементом», этого не подтверждают. На современном этапе развития кодекс профессиональной этики принятый многими российскими и международными юридическими фирмами является более жестким и безальтернативным, а опасность потерять реноме на таком рынке чревата очень реальным и болезненным «анти-карьерным» эффектом. И при этом, количество юристов, желающих реализовать себя в именно в консалтинге, неуклонно растет. Значит прямая корреляция между наличием кодекса и небольшим желанием влиться в ряды адвокатуры все-таки не очевидна.

Вторая причина, по которой судьба Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи стала для наших членов очень важна, более проста. Дело в том, что на ранних этапах обсуждения Реформы предлагаемая концепция так называемой «адвокатской монополии» на представительство интересов третьих лиц в судах не учитывала в полной мере права корпоративных юристов на представление в суде интересов своих работодателей. Такая позиция не была поддержана сообществом корпоративных юристов как создающая серьезные риски для бизнеса. В результате ОКЮР активно включилось в работу по дальнейшему совершенствованию положений предлагаемой Реформы. После многих месяцев дискуссий была выработана совместная позиция, согласно которой Реформа «квалифицированной юридической помощи» не затрагивает юрисконсультов, осуществляющих профессиональную деятельность по трудовому договору в составе юридических служб предприятий, учреждений и организаций (юридических лиц), группы компаний, холдингов.

В заверение отмечу, что разработка Концепции подобного уровня комплексности является весьма трудоемким и непростым делом. Хочется отметить что Объединение Корпоративных Юристов высоко ценит тот труд, который был проделан Минюстом, ФПА, другими заинтересованными участниками процесса разработки Концепции. Документ, который явился результатом всех этих усилий, будет в ближайшее время рассмотрен Правительством, и в ОКЮР надеемся, что реформирование рынка профессиональной юридической помощи приведет к повышению качества оказываемых юридических услуг и создания новых перспектив профессионального роста и развития ее участников».


Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов