Разделы сайта
Признание ОКЮР на государственном уровне

Блоги. События ОКЮР глазами участников

30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...
15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...
23 ноября 2018
ПРАВИЛО "ЗУБНОЙ ЩЁТКИ". О ЧЁМ ГОВОРЯТ РУКОВОДИТЕЛИ
В этом году собрание 100 руководителей правовых и иных подразделений особенно удалось. Ве...
24 июля 2018
НЕВОСПОЛНИМАЯ УТРАТА
Когда уходят близкие люди, не сразу осознаёшь, кого теряешь. Для меня таким человеком был Вениамин Ф...



Новости ОКЮР

Корпоративный актив ОКЮР и тенденции развития корпоративного права


В рамках сотрудничества между ОКЮР и Исследовательским Центром частного права 5 декабря 2014 года члены ОКЮР приняли участие в конференции «Тенденции развития корпоративного права», прошедшей в стенах Российской государственной библиотеки. Конференция проходила в формате II Цивилистических чтений Российской школы частного прав, в связи с чем в число выступающих вошли выпускники Школы.

Конференцию начал Егоров Андрей Владимирович (к.ю.н.), модератор дискуссии. Со вступительным словом выступил Яковлев Вениамин Федорович (д.ю.н., проф., член-корр. РАН), отметив важность проходящей реформы и значение каждого юриста в развитии российского права. Затем последовали выступления спикеров.

Первым с докладом об обороте долей в обществах с ограниченной ответственностью выступил Зайцев Олег Романович (к.ю.н.). После исторической справки о невоспринятом участниками оборота в 2009 году разделении сделок на предусматривающие обязательство произвести отчуждение доли в уставном капитале ООО и на непосредственно связанные с отчуждением доли (т.е. распорядительные), из которых только последние требуют нотариального удостоверения, докладчик затронул вопрос включения корпоративного права в состав гражданского. Благодаря внесенным изменениям существовавший долгое время разрыв может быть преодолен, однако, и сейчас в отношении некоторых норм, закрепленных в Гражданском кодексе РФ, нельзя однозначно говорить об их применении к сфере корпоративных правоотношений.

Докладчик видит в корпоративном праве не отдельную сферу правового регулирования, а частный случай гражданского права. В этой связи представляется целесообразным распространять общие нормы ГК РФ, например, о возникновении прав на имущество с момента их регистрации (ст. 8.1 ГК РФ), на корпоративные правоотношения, в частности, на переход прав на долю в уставном капитале ООО, коль скоро последняя также является имуществом. Вместе с тем, в специальном законе на сегодняшний день остается действующей норма о переходе доли к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки (ст. 21 Закона об ООО), что фактически, говорит о наличии иного, отличного от прописанного в ГК РФ подхода.

Основная проблема состоит в том, что момент волеизъявления утрачивает значение, если сводить момент возникновения права к его регистрации, что может порождать ряд злоупотреблений со стороны продавца. В этой связи, по мнению докладчика, нецелесообразно формировать единый подход к определению момента перехода прав на имущество, даже если соответствующее право подлежит регистрации.

Комментируя выступление, А.В. Егоров поддержал основную идею докладчика, и Маковский Александр Львович (д.ю.н., профессор) заметил, что волеизъявление всегда порождает право со своими «дорегистрационными» последствиями и что еще в дореволюционной литературе было принято понятие «укрепления» права, связываемое с государственной регистрацией. По мнению профессора, важно определить, для кого возникают такие последствия и для кого важен факт регистрации права, но жестко говорить, что все порождает регистрация, нельзя.

Далее выступила Бойко Татьяна Станиславовна с докладом о корпоративных договорах, в котором отметила новеллы ГК РФ по сравнению с действующим регулированием, а именно:

1) корпоративный договор может противоречить уставу общества, но в таком случае он будет действовать только для его сторон и для лиц, которые с ним ознакомлены;

2) в непубличных обществах содержание договора не раскрывается, в публичных – раскрывается частично, но при этом факт заключения корпоративного договора должен быть сообщен обществу в любом обществе;

3) в непубличных обществах в корпоративном договоре может быть закреплено непропорциональное распределение прав между участниками с последующим включением этих сведений в реестр;

4) корпоративные решения могут быть обжалованы при несоответствии положениям корпоративного договора, если он заключен между всеми участниками;

5) сторонами корпоративного договора могут быть кредиторы общества и третьи лица;

6) недопустимо предусматривать в корпоративном договоре структуру органов общества, отличную от предусмотренной в уставе.

Вместе с тем, далеко не все существующие проблемы нашли решение в новой редакции ГК РФ и остается много вопросов без ответа, в частности:

- возможность общества стать стороной корпоративного договора;

- опционы, учитывая, что ни одна из существующих моделей не решает проблемы недопустимости потестативных условий;

- несоответствие корпоративного договора жестким требованиям закона, предъявляемым к публичным обществам в части пропорционального распределения прав, свободного распоряжения акциями и т.д.;

- принудительное исполнение в натуре, поскольку очевидно, что компенсаций недостаточно. Кузнецов Александр Анатольевич в своем докладе о новых способах разрешения корпоративных конфликтов коротко рассказал о появлении в ГК РФ следующих новелл:

- исключение участников из непубличного общества, которое, в определенной мере, имело место в судебной практике еще в 2010 году, но сейчас формулировки были усовершенствованы и теперь за действия или бездействие участника можно исключить из общества в судебном порядке. В этой связи докладчик отметил, что подобная мера может быть необходима и в иных случаях, например, при утрате участником определенных качеств (профессионализма или статуса), но подобную возможность ГК РФ пока не предусматривает;

- ликвидация юридического лица по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется; Эта новелла теперь позволит разрешать ранее казавшиеся безвыходными ситуации, тем более что в Европе данная мера давно существует, но нужно учитывать, что ликвидация должна быть крайней мерой, применяемой, когда остальные уже исчерпаны.

Доклад Асоскова Антона Владимировича (д.ю.н.) на тему «Актуальные проблемы правового регулирования корпоративных отношений в международном частном праве» был посвящен двум основным поправкам в разделе VI ГК РФ:

- ст. 1214 ГК РФ: выбор применимого права в корпоративном договоре или договоре о создании юридического лица не может распространяться на ряд вопросов, включая вопросы создания, реорганизации, ликвидации, правоспособности, внутренних отношений, ответственности участников по обязательствам юридического лица и т.д., которые должны рассматриваться в соответствии с личным законом юридического лица.

Докладчик рассмотрел в качестве альтернативы подобным ограничениям универсальное использование концепции сверхимперативных норм (теперь – нормы непосредственного применения), но сделал вывод о невозможности применять данный подход. В зарубежной практике ключевые вопросы деятельности компаний регулируются именно их личным законом, в связи с чем применение данного подхода в ГК РФ представляется обоснованным.

- ст. 1202 ГК РФ:

во-первых, в сферу регулирования личного закона юридического лица включены вопросы ответственности участников юридического лица по его обязательствам, т.е. снятие корпоративного покрова;

во-вторых, теперь по вопросам ответственности участников, а также конечных бенефициаров юридического лица по его обязательствам российское право может применяться в качестве альтернативы личному закону в отношении иностранных компаний, осуществляющих свою деятельность преимущественно на территории РФ.

Вместе с тем, недопустимо повсеместно использовать личный закон юридического лица: на примере запрета «матрешек» и дарения между юридическими лицами докладчик подчеркнул, что помимо общей правоспособности юридического лиц существует специальная, которая должна в зависимости от контекста определяться законом места совершения сделки или иным применимым правом.

По вопросам ликвидации юридического лица выступил Новак Денис Васильевич (к.ю.н.), отметивший, что внесенные в ГК РФ изменения стали достаточно удачной попыткой решить разнообразные наболевшие проблемы, выявленные судебной практикой, а главное – снизить злоупотребления ликвидацией для «списания» долгов. Основными новеллами стали:

- возложение расходов по процедурам банкротства на само общество или его участников;

- в ликвидационный баланс должны включаться не только заявленные требования, но и подтвержденные вступившим в законную силу решением суда;

- включение кредитора в общую очередь, а не в конец, если требование не было изначально включено в ликвидационный баланс, но впоследствии суд удовлетворил требование такого кредитора к ликвидируемому юридическому лицу;

- «возобновление ликвидации» (данное наименование не было признано разработчиками), предполагающее возможность обращения за распределением вновь обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица в течение 5 лет после внесения записи о ликвидации в ЕГРЮЛ;

- уравнение ответственности ликвидатора и участников общества.

Завершил Конференцию А.В. Егоров с докладом на тему «Новое в правовом регулировании директора юридического лица». Долгое время генеральный директор рассматривался как неотъемлемая часть юридического лица, через которую последнее может действовать, что приводило к смешению структурного и функционального значения генерального директора. Вместе с тем, критерием в данном случае является то, у кого при осуществлении действий генеральным директором возникают права. Ответ на этот вопрос содержится в концепции, согласно которой генеральный директор является представителем юридического лица, ставшей новеллой в ст. 53 ГК РФ, но в связи с этим докладчик отметил ряд проблем:

- новое положение ст. 53 ГК РФ сформулировано слишком широко, поскольку речь должна идти не обо всех органах юридического лица, а лишь об участвующих в обороте, т.е. взаимодействующих с третьими лицами;

- норма о том, что отношения между юридически лицом и его органами регулируются ГК РФ (ст. 2 ГК РФ), искажается до того, что гражданское право якобы является единственным источником регулирования и исключаются трудовые правоотношения, однако, данный вывод не соответствует действительности, поскольку отношения между юридическим лицом и директором не ограничиваются представительскими функциями последнего;

- возникает вопрос, является ли данное представительство законным или добровольным, имеющим особое значение, учитывая, что в первом случае применимы только ст. 182 и ст. 183, а во втором – все остальные статьи главы 10 ГК РФ, в том числе и о передоверии. Предположение, что данное представительство добровольное, в частности, приведет к тому, что выданные генеральным директором доверенности будут прекращаться вместе с его полномочиями, что крайне неудобно для оборота. Но сторонники данной идеи утверждают, что полномочия директора основаны на воле избравших его лиц, не учитывая при этом, что ни одному правопорядку не известно добровольное представительство директора. В данном случае, по мнению докладчика, не важно, по чьей воле генеральный директор назначен, но он должен получить определенный набор полномочий и иметь возможность их полноценно осуществлять. Представительство генерального директора является законным.

- Кроме того, был затронут вопрос непроработанности новеллы о нескольких директорах в обществе, поскольку отсутствует понимание, как и в каком сочетании такие директора могут действовать.

В рамках данной конференции также прошел Российско-германский круглый стол по теме «Проблемы законодательства о государственной регистрации юридических лиц». Выступали вице-президент Федеральной нотариальной палаты Германии, Рихард Бок, с докладом о роли нотариуса при образовании юридических лиц и занесении их в реестр, а также судья Томас Альфред Раушер, с докладом о Торговом реестре и регистрации юридических лиц в Германии. Основным отличием от российской системы является отсутствие специального регистрационного органа – первичную подготовку документов осуществляет нотариус, направляющий полный пакет документов местному судье, который проверяет и вносит сведения о новом юридическом лице в Торговый реестр. Вместе с тем, единая база зарегистрированных лиц существует, она доступна в сети Интернет и обновляется в режиме реального времени.

Корпоративный актив ОКЮР, участвовавший в конференции, планирует собраться в декабре с.г., чтобы определить план работы на 2015 год.

Присоединяйтесь к нам! Ваши заявки об участии в корпоративном активе ОКЮР направляйте Александре Нестеренко по адресу: alexandra.nesterenko@rcca.com.ru.


Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов