Разделы сайта
Признание ОКЮР на государственном уровне

Блоги. События ОКЮР глазами участников

15 ноября 2019
ВАЖНО ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЕШЬ! ГЛАВНЫЕ ЮРИСТЫ О СМЫСЛАХ ЖИЗНИ
Мы надолго заряжены прекрасным настроением,сплотившим нас на Годовом сборе 100 главных юристов...
28 октября 2019
ОКЮР СТАЛ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМ ПАРТНЁРОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В РЕФОРМЕ КНД
С лета 2019 года члены ОКЮР направляли своих экспертов в формируемые Аппаратом Правительства ...
30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...
15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...



Мероприятия, Фотогалереи, Пресс-релизы ОКЮР

VII ежегодная научно-практическая конференция с Конституционным Судом Российской Федерации «Футурология в юриспруденции. Как сделать новые российские юридические идеи глобальными»


При официальной поддержке

Партнеры


15 мая 2017 г. с 12:00 до 18:00
Место проведения: Санкт-Петербург, Большая Морская ул., 39, отель «Астория», Бальный зал

Посмотреть презентации конференции >>

(только для членов ОКЮР)

Программа

15 мая 2017 года некоммерческое партнерство «Объединение Корпоративных Юристов» (ОКЮР) при участии Конституционного Суда РФ, ФАС России и Минюста России и поддержке аудиторско-консалтинговой компании EY, международной юридической фирмы Dentons и юридической фирмы Goltsblat BLP провело VII Ежегодную научно-практическую конференцию на тему «Футурология в юриспруденции. Как сделать новые российские юридические идеи глобальными» в рамках Петербургского Международного Юридического Форума.

Приветствуя участников конференции, Александра Нестеренко, президент ОКЮР, отметила, что будущее права волнует всех юристов, ведь возникающие в обществе отношения должны оформляться новыми нормами и, конечно, члены ОКЮР берут на себя лидирующую роль в создании таких норм. Информация о замене юристов роботами обеспокоила наших членов, сказала А. Нестеренко, и мы хотим понять, насколько оправданы эти опасения.

Выступивший модератором первой части конференции Руслан Ибрагимов, директор по корпоративным и правовым вопросам компании «Мобильные ТелеСистемы», указал на особенность настоящей конференции, предоставляющей участникам возможность порассуждать о тенденциях российского права, обращаясь именно к будущему. Как отметил Р. Ибрагимов, особого внимания заслуживает каждое слово в названии конференции, но в особенности его вторая часть, ставящая перед участниками мероприятия открытый вопрос: «Как сделать новые российские юридические идеи глобальными?». Ссылаясь на опыт общения с зарубежными коллегами, Р. Ибрагимов рассказал, что российская юриспруденция сейчас набирает достаточно хороший темп развития и в целом идет в ногу с высокими технологиями, а иногда и опережает иностранные правопорядки в части регулирования информационной среды. В подтверждение актуальности выбранной для проведения конференции темы, Р. Ибрагимов также обратил внимание на обсуждаемые сегодня правовые документы, в числе которых выделил проект Программы по развитию цифровой экономики и Стратегию развития информационного общества в РФ на 2017-2030 годы.

Судья Конституционного суда РФ Гадис Гаджиев начал свое выступление с того, что указал на необходимость постоянного повышения профессиональных амбиций российских юристов. Гадис Абдуллаевич напомнил историю развития юридической картины мира и о том, что для прогнозирования будущего всегда необходимо обращаться к прошлому. «Юристы в России обязаны занять лидирующие позиции в мире», — подчеркнул Г. Гаджиев, разъяснив, что, по его мнению, для достижения такой высокой цели, необходимо взять «правовой барьер», который, к сожалению, пока еще не преодолён. Переводя выступление в русло обсуждения будущего права, Г. Гаджиев обратил внимание на ключевые вопросы, стоящие перед участниками конференции. Могут ли роботы быть участниками (субъектами) правоотношений? Будущее ли это или уже настоящее? Спикер сослался на идеи поправок к ГК РФ, и о намерении их разработчиков сделать роботов-агентов самостоятельными участниками оборота, а также наделить их квази-правоспособностью, способностью нести самостоятельную юридическую ответственность.

Г. Гаджиев также затронул тему стартапов в юридической сфере, отметив, что в настоящий момент новые информационные технологии выполняют лишь техническую работу, работу по автоматизации и не способны на формирование суждений, которые требуют не только учета юридической нормативности, но и этической и экономической нормативностей. Ссылаясь на американского философа Ричарда Рорти, Г. Гаджиев отметил, что юриспруденция по своей сути представляет первый «виртуальный мир», порождающий такие фикционные конструкции как юридические лица. По мнению Г. Гаджиева согласие с существующим мнением о том, что субъектами права могут быть только лица, наделенные сознанием и волей, повлечет за собой невозможность признания робота в качестве субъекта права, что, безусловно, не является догмой. Истории права известны случаи, когда наследственную массу называли юридическим лицом, таким образом, объекту без сознания и воли и ранее мог быть присвоен статус субъекта. Завершая свое выступление, Г. А. Гаджиев еще раз выступил с призывом к участникам конференции не забывать оглядываться назад, чтобы обеспечить достойное развитие права в будущем, а также выразил искреннюю надежду на покорение российскими юристами существующего «правового барьера» уже в скором времени.

В развитие позиции Г. Гаджиева, Анатолий Голомолзин, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы, начал свое выступление с обращения к нормам Конституции РФ, а именно статьям 2, 8 и 24, являющимся, по мнению спикера, «предтечей» прав и свобод человека. По словам А. Голомолзина необходимо учитывать особенность русской философской мысли, и, следуя завету философов Н. Федорова и В. Зеньковского, стремиться к тому, чтобы наши знания были положены в устройство лучшего мира и не являлись самоцелью, иначе неизбежно возникновение идеократии. Обращаясь к теме цифровой экономики, А. Голомолзин отметил, что за последние несколько лет доминирующие компании по секторам экономики прошли через кардинальную трансформацию. Так, на смену топливно-энергетическому сектору пришли компании информационной, высокотехнологичной сферы. Новая экономика основана на бизнесе «Big Data», экономике интеллектуальной собственности, которая становится инструментом конкурентной борьбы. В связи с этим, как считает А. Голомолзин, мы можем не бояться цифровой экономики, а должны ее принимать как нормальный вектор развития, прилагая все усилия к развитию адекватного регулирования, способного управлять возникающими в связи с появлением новых технологий рисками.

Дмитрий Горбунов, руководитель группы, практика по разрешению споров, уголовно-правовая защита бизнеса, Goltsblat BLP посвятил свое выступление вопросам уголовно-правовых рисков и особенностям защиты бизнеса в новых реалиях. По словам Д. Горбунова сегодня основными тенденциями в сфере административно-правовой ответственности бизнеса являются: расширение конкретизации антикоррупционного законодательства, введение стимулирующих к сотрудничеству с правоохранительными органами норм, а также конкретизация экономических составов. Одной из проблем для бизнеса сегодня является существование высоких административных штрафов, взымаемых с юридических лиц в связи с нарушением обязательств, закрепленных в Федеральном законе «О противодействии коррупции» № 273-ФЗ от 25.12.2008 г. Так, в отдельных случаях такие штрафы могут достигать 30% денежной суммы, полученной в результате совершения коррупционных действий. Д. Горбунов также с сожалением отметил, что суды общей юрисдикции идут по пути наименьшего сопротивления, и в случае наличия приговора по уголовному делу, автоматически привлекают юридические лица к административной ответственности, несмотря на многочисленные разъяснения высших судов о некорректности такого подхода. В финале выступления была озвучена проблематика так называемого «правового допинга» — ситуации, когда обстоятельства, смягчающие ответственность или освобождающие от ответственности, используются в качестве методов воздействия на лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве.

Говоря об общих тенденциях в развитии уголовно-правового регулирования, Д. Горбунов отметил, что уголовно-процессуальное и уголовное законодательство в целом неповоротливо и архаично, в виду чего достаточно медленно реагирует на существующие реалии. При этом, в настоящее время можно наблюдать устойчивый рост объема уголовно-наказуемых деяний, а также следует заметить активное продвижение со стороны Следственного комитета РФ принятия законопроекта о введении возможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц. Отвечая на вопрос о случаях рассмотрения дел по преступлениям, совершенным в цифровой среде, Д. Горбунов отметил, что данная категория дел является одной из наиболее тяжело расследуемых, в связи с чем правоохранительные органы зачастую не берутся за их детальное рассмотрение. Касательно наиболее распространенных категорий дел из практики Д. Горбунов рассказал о случаях совершения преступных действий по продаже модифицированных и улучшенных версий игровых персонажей (по сути игровых аккаунтов) в обмен на криптовалюту, а также упомянул о случаях мошенничества в сфере онлайн-трейдинга.

Заместитель руководителя ФАС России Андрей Цыганов начал свое выступление с заявления о том, что дигитализация мира, в том числе юридического, уже не будущее, но настоящее. Спикер отметил, что юридический рынок меняется под воздействием новых технологий, меняется баланс спроса и предложения и преобразовывается сама юридическая профессия. При этом основную роль в возникновении таких стремительных преобразований играют так называемые «прорывные технологии» (disruptive technologies) в сфере правовых услуг.

По словам А. Цыганова в условиях появления межюрисдикционных провайдеров правовых услуг, предлагающих более низкие цены и выигрывающих за счет валютной разницы и масштабности клиентской базы, неизбежным и вполне ожидаемым является повышение ценовой конкуренции в сфере юридических услуг. Кроме того, на повышение общего уровня конкуренции влияет и так называемая «десакрализация юридического знания», происходящая в том числе из-за появления интернет платформ, на которых юристы представляют свои услуги, возникновения интернет аукционов, баз данных поиска юристов, а также платформ подготовки типовых правовых документов (таких как заявки на патенты, завещания и базовые договоры). Наблюдаемая автоматизация юридических услуг также неизбежно повлечет за собой частичные сокращения в связи с передачей определенных функций юристов машинам. Все эти изменения вызывают стагнацию доходов на рынке юридических услуг, существенное снижение конкурсов на юридические факультеты, смену необходимого набора профессиональных навыков и компетенций юриста, а также рост барьеров ко входу на рынок и разделение рынка юридических услуг на рынок старый и рынок новый.

Между тем, несмотря на общее изменение конкурентной среды, по мнению А. Цыганова, новые технологичные решения не только могут, но и должны стать полезным инструментом в руках юристов, позволяющим сделать работу юриста более эффективной. По словам А. Цыганова, новая реальность порождает явную необходимость изменения регулирования сферы юридических услуг, в том числе в части рекламы юридических услуг, контроля за возникновением ограничений по входу на рынок, а также необходимости проработки вопросов об ограничении права людей без юридического образования предоставлять юридические услуги. Завершая свое выступление, А. Цыганов предложил участникам конференции подумать и над вопросом о возможных сложностях в вопросах регулирования ограничения конкуренции на юридическом рынке, например, при слиянии крупных юридических фирм и владельцев платформ, публикующих юридические новости и также являющихся провайдерами юридических услуг.

Развивая тему правового сопровождения новых высокотехнологичных реалий, Руслан Ибрагимов, обратил внимание участников конференции на то, что первые три промышленные революции были основаны на энергетике и на праве собственности на материальные активы, тогда как цифровая революция основывается прежде всего на результатах интеллектуального труда. По словам Р. Ибрагимова в реалиях четвертой промышленной революции или, как ее еще называют, «Индустрии 4.0», перед юристами встают вопросы отношений между человеком и роботами, безопасности человека, необходимости определения статуса уже существующих и новых участников (роботов) правоотношений. В ходе выступления Р. Ибрагимов представил участникам конференции две гипотезы, согласно которым можно рассматривать робота либо как субъект правоотношений, либо как их объект. По мнению Р. Ибрагимова, признание робота именно объектом правоотношений в настоящее время является более предпочтительным, так как соотнесение выполняющего исключительно конкретные алгоритмы робота с такими требующими оценки сознательности и свободы волеизъявления категориями как правоспособность, деликтоспособность и дееспособность пока не представляется возможным. Р. Ибрагимов также отметил, что в условиях развития новых технологий и появления новых рисков, особое значение должна приобретать охранительная функция правового регулирования. Существующее же законодательство пока не выполняет охранительную функцию в рассматриваемой сфере, а реализует только регулятивную функцию.

Значительное своеобразие отношений в сфере робототехники, массовость вопросов, требующих регулирования и необходимость использования смешанных методов регулирования, по мнению Р. Ибрагимова, дают все основания для того, чтобы вести речь о выделении обособленной отрасли права, регулирующей вопросы функционирования и создания робототехники. В качестве базовых принципов новой отрасли при этом Р. Ибрагимов предлагает принять следующие постулаты: запрет на причинение роботом вреда человеку, четкая регламентация ответственности разработчиков и потребителей, разумность и соразмерность регулирования, а также прозрачность создания и оборота программного обеспечения. Своевременное реагирование и оперативное создание полноценной правовой базы, регулирующей сферу робототехники в России, по мнению Р. Ибрагимова, имеет ключевое значение как для развития внутреннего рынка, так и для дальнейшего привлечения иностранных инвестиций.

Виктор Наумов, управляющий партнер Санкт-Петербургского офиса, руководитель российской практики в области ИС, ИТ и телекоммуникаций Dentons, основное внимание в своем выступлении уделил анализу информационно-правовой составляющей наблюдаемых сегодня технологичных и инновационных процессов. По словам В. Наумова, уже сейчас можно наблюдать значительную трансформацию базовых категорий пространства, времени, личности и вещи, которые общество привыкло определять достаточно стандартным образом. Так, понимание пространства расширяется за счет появления трансграничных вопросов и вопросов экстратерриториального действия права, понятие времени также претерпевает изменения под воздействием всеобщей тенденции к сжатию, за счет ускорения передачи данных, совершенствования трансмиссии и средств коммуникации. Что касается личности, то создание искусственного интеллекта также ставит перед обществом вопрос о необходимости разработки кардинально новых подходов к пониманию личности, в первую очередь, с позиций теоретико-правового анализа. Классическое понимание категории вещи, в свою очередь, видоизменяется в связи с появлением новых электронных форм документов и виртуальных объектов.

Такая существенная трансформация базовых понятий влечет за собой недетерминированность возникающих на рынке отношений. Вместе с тем, в новых реалиях, как считает В. Наумов, информационные отношения должны составлять базис правового регулирования. Кроме того, необходимо учитывать и роль технологической глобализации, сдвигающей реальные границы рынков и меняющей классическое понимание государственных границ, что неизбежно влияет на переосмысление проблем государственного суверенитета. Акценты, связанные с социально-политическими вопросами развития общества, также смещаются в виду появления таких масштабных корпораций как Google, Facebook и Twitter. В своем выступлении В. Наумов особенно подчеркнул, что с учетом общей скорости происходящих изменений и нарастающих по экспоненте темпов развития технологий, требуется коренное переосмысление роли правового регулирования. Приоритетная роль должна быть отдана разработке базовых принципов и понятий, которые в новых технологических реалиях позволили бы выстроить устойчивую регулятивную основу.

Поднимая вопрос о недоработках и недочётах действующего регулирования, выступающий отметил наличие явной тенденции к принятию законов в так называемом «режиме заплаток», что влечет за собой появление двойственности понятий, нарушение общей структуры и логики построения законодательства и проблемы в правоприменении. Так, отдельные проблемы с построением терминологических основ могут быть выявлены в Федеральных законах «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» «О персональных данных».

Если говорить о следующем логическом шаге, который должен быть предпринят в области развития правового регулирования технологической сферы, заключил В. Наумов, — это систематизация законодательства. При этом в контексте российской действительности такая систематизация наилучшим образом может быть реализована именно в форме кодификации законодательства, регулирующего информационные отношения.

Вторая часть конференции была посвящена вопросам специфики развития рынка юридических услуг в условиях инновационного преобразования и появления новых технологий и изменении характера работы юриста в таких условиях. Диалог о том, какие изменения планируется произвести уже в ближайшее время в системе регулирования учета данных граждан России, а также в сфере контроля и нормативно-правового обеспечения деятельности по предоставлению профессиональной юридической помощи начала Александра Дронова, директор департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции Российской Федерации.

В первую очередь А. Дронова рассказала о государственном проекте по созданию Единого государственного реестра записей актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС), который позволит аккумулировать в рамках единой базы информацию о всех зарегистрированных актах гражданского состояния. Основой для создания ЕГР ЗАГС должен послужить уже накопленный в рамках существующей системы органов ЗАГС массив информации. Создание подобного реестра позволит гражданам России получать информацию о записях актов гражданского состояния без привязки к территориальному принципу в любом компетентном органе страны. Учитывая масштаб разработанной реформы, завершить создание ЕГР ЗАГС планируется к концу 2020 года.

В июле 2017 года будет проведен второй этап опытной эксплуатации ЕГР ЗАГС всеми субъектами Российской Федерации. ЕГР ЗАГС впоследствии послужит основой для создания Единого федерального информационного ресурса, содержащего сведения о населении.

Нормативно-правовое обеспечение деятельности нотариата является еще одной приоритетной областью работы Министерства юстиции РФ. Внедрение информационных технологий влечет за собой появление новых нотариальных действий, отвечающих требованиям информационного общества, что, в свою очередь, требует разработки соответствующего нормативно-правового регулирования и установления новых профессиональных требований к нотариусам. В этой области, в частности, произведены изменения в части установления минимального возраста, по достижении которого лицо, сдавшее квалификационный экзамен, сможет стать нотариусом. Так, теперь на должность нотариуса могут претендовать лица, достигшие 25 лет и имеющие минимум 5 лет необходимого опыта работы по юридической специальности, предельным же возрастом для исполнения нотариальных обязанностей является достижение 75-летнего возраста.

В связи со значительным ростом количества жалоб на предоставление некачественных юридических услуг, специальные рабочие группы, созданные в рамках Министерства юстиции РФ, ведут активную работу над Концепцией регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Сегментация рынка и отсутствие единого регуляторного режима для лиц, которые предоставляют юридические услуги были выделены в качестве основных причин роста количества жалоб на некачественную юридическую помощь. По словам А. Дроновой, Минюст России в ближайшее время планирует продолжать тесное сотрудничество с ОКЮР и иными представителями компаний и бизнес-сообщества для дальнейшей детализации Концепции и разработки более конкретных направлений развития в России института адвокатуры.

Модератором дискуссии стал Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности УК РОСНАНО, предложивший, чтобы дальнейшее обсуждение участников конференции сфокусировалось на рассмотрении конкретных путей решения поднятых ранее проблем по адаптации правового регулирования к технологическим реалиям.

С презентацией на тему того, как современный законодатель и судебная практика реагируют на появление на рынке новых высокотехнологичных компаний и сложных объектов интеллектуальных собственности выступили партнер юридической практики компании EY в Санкт-Петербурге Анна Костыра и старший юрист Санкт-Петербургского офиса EY Артемий Иванюшин.

Выступление Анны и Артемия было главным образом посвящено тенденциям по адаптации существующего регулирования к новым технологическим реалиям. Так, по словам А. Костыра применение льготы по НДС к проектам НИОКР и структурирование лицензионных отношений в настоящее время становятся все более сложными и требующими творческого подхода консультантов процессами ввиду продолжающегося усложнения производимых объектов интеллектуальной собственности и появления новых объектов права, которые напрямую не регулируются действующим гражданским законодательством. Вместе с тем, по мнению А. Костыра, новое регулирование в сфере информационных технологий не должно быть чрезмерным, поскольку многие из уже существующих институтов и понятий, разработанных в рамках гражданского законодательства, как то, принцип свободы договора, представляют из себя достаточно универсальные инструменты и механизмы, которые могут быть использованы и для регулирования отношений в новой реальности без обязательного изменения права.

Как отметил А. Иванюшин, в России сегодня можно наблюдать два основных подхода, которым следует адаптация права к высокотехнологичной реальности. Во-первых, можно отметить случаи использования уже существующего законодательства для регулирования новых отношений. В частности, практика рассмотрения дел по защите доменных имен демонстрирует, что не выделяемому в качестве самостоятельного объекта интеллектуальной собственности доменному имени теперь предоставляется квази-защита на основании норм о запрете злоупотребления правом.

Внимания заслуживает развитие подхода государственных органов к квалификации платежей за виртуальные товары, приобретаемые в играх в формате Free2Play (распространяемых бесплатно). Существовали сомнения в том, могут ли такие транзакции быть квалифицированы в качестве лицензионных платежей за использование программы для ЭВМ (на такие платежи распространяется льгота на НДС). Известная ранее практика была только негативной — в единственном известном деле такие платежи были переквалифицированы в платежи по договору оказания услуг (и был доначислен НДС). По мнению А. Иванюшина, причиной были недостатки договора, а не принципиальная невозможность применения льготы к таким платежам. Более того, в недавнем письме Федеральной налоговой службы подтверждается, что льгота на НДС может быть применима к платежам за активацию дополнительных функций видеоигр. Под это определение вполне подходят сделки по активации виртуальных товаров.

С другой стороны, наблюдаются и случаи создания специальных «узких» законов, предусматривающих новое регулирование для отдельных новых технологий или бизнес моделей на рынке. В качестве примера могут быть приведены разработанные законопроекты в области регулирования деятельности агрегаторов такси и торговых агрегаторов. По мнению А. Костыра, чрезмерное количество специальных норм (казуистичность) влечет размытие принципа «разрешено все, что не запрещено».

«Появление новых вызовов не должно вызывать ступора и бездействия, ведь право никогда не оставляет пустых мест. Вопрос только в том, каким образом наиболее эффективно выстроить регулирование новых взаимоотношении», — также поддержал мысль предыдущих спикеров Виталий Калятин. Свое выступление, посвященное вопросу «Как ответить на вызовы будущего в сфере интеллектуальной собственности», В. Калятин начал с обращения к тому, насколько усложнились привычные объекты и субъекты правоотношений, а также сами отношения по распоряжению объектами интеллектуальной собственности. По мнению В. Калятина, технологический прогресс оказывает значительное влияние на изменение основных функций интеллектуальной собственности. Так, теперь особую важность приобретают вопросы кибербезопасности, осознания социальной и политической значимости результатов интеллектуальной деятельности, а также рост организационной роли субъектов, вовлеченных в создание объектов интеллектуальной собственности. Безусловно важной тенденцией также является и расширение роли пользователей, которые становятся все более активными участниками, и не только обладают определенным объёмом прав по использованию, но и начинают приобретать определенные обязанности и нести ответственность за совершаемые ими действия. Уже в ближайшее время также можно ожидать и дальнейшего усложнения субъектов и объектов взаимоотношений в области интеллектуальной собственности, увеличения роли организационных прав, равно как и расширения круга передаваемых прав, в частности, путем устранения ограничений по отчуждаемости личных неимущественных прав. Выступающий отметил изменения, которые происходят как на общеправовом уровне, так и уровне регулирования интеллектуальной собственности в целом и на уровне отдельных новых институтов. «Мы стоим на пороге кардинальных изменений в регулировании интеллектуальной собственности, социальные последствия которых могут быть крайне значимыми для общества», — заключил В. Калятин.

Соглашаясь с выступавшим ранее А. Цыгановым, Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково, заявил о том, что «цифровая экономика вовсе не является чем-то футуристичным, а скорее представляет собой реальность, с которой мы имеем дело уже сейчас». Говоря же о более отдаленном будущем, по-настоящему прорывного развития, по мнению А. Иванова, стоит ожидать в наименее очевидных областях и, в частности, в области биотехнологии. Обращаясь к истории, А. Иванов рассказал участникам конференции о четырех этапах эволюции понятия личности и понятия субъектности, подчеркнув, что современное поколение живет на закате этапа понимания личности через призму прав человека. Новая же технологическая реальность и появление искусственного интеллекта неизбежно повлечет новый эволюционный виток в понимании личности и субъектности. Так, размытие границ разумности и изменение основ гендерной идентификации уже сейчас ставит вопрос о том, что является неотъемлемыми характеристиками человека и личности, и где на самом деле проходит граница субъектности. В качестве иллюстрации А. Иванов дал свою правовую трактовку повести Станислава Лема «Путешествие двадцать первое» из серии «Звёздные дневники Ийона Тихого».

В качестве эпиграфа к своему выступлению судья Конституционного суда РФ Владимир Ярославцев привел известное философское утверждение Рене Декарта – cogito, ergo sum (с лат. «я мыслю, значит существую»). Уникальная способность человеческого мозга к самоизменению, и еще не до конца изведанные возможности бессознательного – все это обуславливает способность человека совершать по-настоящему алогичные поступки. Говоря же о способности искусственного разума и машин в определенных областях полностью заменить человека, по мнению В. Ярославцева, нужно также помнить и о том, что в отдельных сферах искусственный интеллект не сможет полноценным образом конкурировать с человеческой способностью к анализу алогичных ситуаций и оценке бессознательно совершенных поступков. Так, В. Ярославцев обратил особое внимание участников конференции на специфику работы судей. По мнению В. Ярославцева, умение судьи оценить всю совокупность иногда не поддающихся простой логике и алгоритмичным вычислениям факторов и даже, в некоторых случаях, использовать при принятии решения интуицию и иные недоступные искусственному интеллекту методики анализа, имеет ключевое значение и, несомненно, обуславливает важность вовлеченности именно человека, обладающего сознанием, к выполнению данной работы.

Завершая свое выступление, В. Ярославцев позволил себе не согласиться с широко известным утверждением Монтескье о том, что суд – это говорящая машина, выполняющая логические формулы. Судья уверен, что в будущем правосудие будет и дальше двигаться в направлении, указанном великим правоведом Рудольфом Иерингом, согласно которому судьи должны выступать живым олицетворением закона.

В рамках дискуссии по итогам выступления спикеров директор по правовым вопросам ООО «Сименс» Диас Асанов призвал участников еще порассуждать о таких базовых идеях, как соотношение технологического развития и принципа неприкосновенности частной жизни. По мнению Д. Асанова, в условиях развивающейся с высокой скоростью технологичной среды, право не способно все время подстраиваться и своевременно меняться, в связи с чем необходимо в первую очередь установить основные понятия и принципы, на которых в дальнейшем уже будет выстраиваться будущая система регулирования.

Мысль о том, что при разработке будущей регулятивной системы стоит в первую очередь обращаться к уже существующим базовым понятиям и принципам высказал Анатолий Голомолзин, особо отметивший высокую значимость положений статьи 2 Конституции РФ, провозглашающей человеческую жизнь, права и свободы человека — высшей ценностью. Размышляя же о стимулировании экономического развития в условиях цифровой среды, А. Голомолзин подчеркнул, что речь должна идти об уточнении архитектуры действующего законодательства и постепенном встраивании в уже созданную систему правил и принципов, учитывающих специфику новой цифровой реальности.

Завершая конференцию, Александра Нестеренко подвела итог дискуссии: «В недалёком будущем наверняка изменятся требования к юристам. В рутинной околоюридической работе их сможет заменить искусственный интеллект. Например, при поиске информации и подготовке судебных и иных документов машины сделают это в тысячи раз быстрее, чем юристы. Однако творческий подход, человечность, предвидение возможной реакции ответчика, судьи машине не доступны. Машина сможет предложить варианты действий, но только живой, мыслящий человек способен выбрать вариант, оптимально соответствующий нормам права и отвечающий этическим нормам».

Фотогалерея события



Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов