Разделы сайта

Блог Президента ОКЮР Александры Нестеренко

29 декабря 2019
ДРУЗЬЯ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ!
Когда я думала над заголовком, то скучные «Итоги года» и «Главное за 2019 год» отложила ср...
15 ноября 2019
ВАЖНО ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЕШЬ! ГЛАВНЫЕ ЮРИСТЫ О СМЫСЛАХ ЖИЗНИ
Мы надолго заряжены прекрасным настроением,сплотившим нас на Годовом сборе 100 главных юристов...
28 октября 2019
ОКЮР СТАЛ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМ ПАРТНЁРОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В РЕФОРМЕ КНД
С лета 2019 года члены ОКЮР направляли своих экспертов в формируемые Аппаратом Правительства ...
30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...



Мероприятия, Фотогалереи, Пресс-релизы ОКЮР

Круглые столы из цикла «Диалог с властью»: «ФАС России и члены ОКЮР. Продолжение разговора»


При поддержке

19, 20 и 21 апреля 2016 года
Место проведения: Москва, ул. Лесная, дом 9. Бизнес-центр «Белые сады», 10-й этаж

Посмотреть презентации круглых столов >>

(только для членов ОКЮР)

Материалы круглых столов по вопросу организации системы комплаенса >>

(только для членов ОКЮР)

19, 20, 21 апреля 2016 года Объединение Корпоративных Юристов традиционно провело круглые столы с руководством Федеральной антимонопольной службы.

День первый

19 апреля 2016 года дискуссия состоялась с участием заместителя руководителя Федеральной антимонопольной службы Андрея Борисовича Кашеварова, начальника управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Николая Николаевича Карташова и заместителя начальника управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Яны Вячеславовны Скляровой. На повестке встречи было обсуждение параллельного импорта в России и ЕАЭС, влияние на локализацию, а также новые подходы к недобросовестной конкуренции.

Встреча началась с презентации А. Б. Кашеварова по параллельному импорту. А. Б. Кашеваров отметил, что тема параллельного импорта обсуждается давно, фактически уже четвертый год, и привел основные изменения в данной связи. Затем на примере фармацевтической и автомобильной отрасли было показано, что цены на продукцию, импортируемую в Россию, могут значительно превышать цены, установленные производителями и официальными импортерами для других стран. Причиной тому является ориентация производителей на платежеспособность и спрос в конкретной стране.

Далее обсуждение перешло к конкретному перечню товаров, в отношении которых ФАС России видит целесообразным ввести международный принцип исчерпания прав. Это, прежде всего, лекарственные препараты, медицинские изделия и автозапчасти.

А. Б. Кашеваров отметил, что 13 апреля было подписано решение Межправительственной комиссии ЕЭК о том, что необходимо подготовить изменения в Договор о Евразийском экономическом союзе (статью 16), которое позволило бы вводить режим международного исчерпания прав в соответствующих случаях. Тем не менее, конкретные товарные группы, в отношении которых может быть легализован параллельный импорт, пока не утверждены. Реализовываться данные изменения будут через установление изъятий из регионального принципа исчерпания прав для отдельных групп товаров. По словам А.Б. Кашеварова, ФАС России видит возможность введения международного принципа в качестве общего для всех товаров. Относительно возможных сроков принятия поправок пока нет ясности.

Процесс определения товарных групп, который обсуждается в рамках Евразийского экономического союза, на данный момент достаточно прост. Каждая страна вносит свои предложения по группам товаров, разногласия обсуждаются дополнительно. Перечень принимается решением Межправительственного совета. Критериев и процедур в данном отношении принимать пока не планируется, да и, по мнению А.Б. Кашеварова, это может сделать процесс излишне тяжеловесным и нерабочим. При принятии решения в отношении конкретной товарной группы в основном будет анализироваться 1) существует ли зависимость от импорта, и 2) имеется ли ценовой дифференциал. ФАС России не важно, кто будет продавать товар, важна только справедливая цена.

Что касается дальнего зарубежья, здесь, по мнению А.Б. Кашеварова, возникает гораздо меньше проблем. По сути, Россия в одностороннем порядке принимает в данном случае решение о том, чтобы разрешить параллельный импорт из данных стран. ФАС России предлагала перечень стран, параллельный импорт из которых мог бы быть легализован. Кроме того, как отметил А.Б. Кашеваров, ФАС России предлагала отказаться от повторных клинических исследований, чтобы ускорить и удешевить процесс их импорта, однако пока данное предложение не получило поддержки.

Члены ОКЮР, представляющие бизнес, выразили озабоченность тем, что будет существовать различный подход в отношении различных товаров. А.Б. Кашеваров ответил, что в настоящее время около 96% производителей не озабочены проблемой параллельного импорта их товаров.

Из основных рисков легализации параллельного импорта А. Б. Кашеваров обозначил два, по его мнению, основных: угроза инвестициям и контрафакт. Что касается контрафактной продукции, для защиты потребителей предлагается ввести дополнительный таможенный пост, на котором импортер должен будет подтвердить оригинальность товара. Таким образом, порядок для официальных импортеров не будет изменен, а для параллельных импортеров «открывается окно».

На вопрос о том, будет ли введен какой-то механизм информирования потребителей о том, что товар был ввезен параллельным импортером, представители ФАС России ответили, что не уверены в том, что такой механизм (например, через наклейку на товар) будет работать. Тем более что права потребителей не нарушаются, так как параллельно ввезенный товар является оригинальным.

Далее речь пошла о локализации производства в России. По мнению заместителя руководителя ФАС России, основанном на заключении специалистов Сколково, легализация параллельного импорта не будет противоречить нормам ВТО. Для тех производителей, которые локализовали свое производство в России, может быть сохранен региональный принцип исчерпания прав. До вступления изменений в силу таким производителям будет дан переходный период, в течение которого они смогут обратиться с заявлением и проинформировать о проведенной локализации. Но точный механизм пока прорабатывается. Тем не менее, такое сохранение регионального принципа не может быть автоматическим для производителя, должны будут приниматься во внимание, какой процент производится в России, а какой импортируется, как соотносятся цены на локализованный продукт и на параллельно ввезенные товары.

Также был задан вопрос относительно того, не будут ли планируемые поправки нарушать права на патенты. А.Б. Кашеваров ответил, что глобально в данном случае речь идет и об исчерпании прав на патент, хотя прямо поправки не будут касаться патентов. Патент, по мнению А.Б. Кашеварова, по сути и так реализуется в произведенном товаре. Если же товар отчужден производителем, то он может быть ввезен в Россию на законных основаниях. Патент же имеет значение в случае принудительного лицензирования, а также на этапе локализации. Тем более патент не должен быть препятствием для параллельного импорта тогда, когда патентуются способ применения и побочные эффекты, например.

Также был задан вопрос относительно унификации регистрационных требований к лекарственным препаратам. А.Б. Кашеваров отметил, что ФАС России ориентируется, в том числе, на опыт ЕС в данном вопросе (например, на опыт стран Прибалтики). По сути, лекарственный препарат может быть либо переупакован, либо производитель может просто вложить дополнительную инструкцию, соответствующую требованиям российского законодательства. В предыдущем законе об обращении лекарственных средств, в принципе, уже был заложен механизм параллельного импорта.

А. Б. Кашеваров также отметил, что, несмотря на то, что 18 документов по лекарственному рынку пока притормозили, существует уверенность в том, что рынок лекарственных препаратов будет единым в рамках ЕЭС.

Участники встречи задали вопрос о том, почему цели снижения стоимости лекарственных средств нельзя добиться регистрацией цен на ЖНВЛП. По данному вопросу А.Б. Кашеваров отметил, что методики расчета предельных цен требуют существенной доработки, в том числе в части установления цен не на конкретный препарат, а на все препараты в рамках МНН. Что касается регистрации цен для дженериков, сейчас обсуждается механизм, используемый в США (референтная цена минус 20%), однако это все пока на уровне дискуссий. Пересматривать цены необходимо хотя бы раз в квартал, так как ситуация на рынке может меняться достаточно быстро.

Далее речь зашла о возможных поправках относительно принудительного лицензирования, А.Б. Кашеваров отметил, что пока имеющиеся предложения требуют обсуждения и доработки. Все возможные поправки будут соответствовать Дохинской декларации, и касаться только лекарственных средств.

Затем выступил Н. Н. Карташов по недобросовестной конкуренции. Н.Н. Карташов начал свою презентацию с того, что с принятием четвёртого антимонопольного пакета принципиальных изменений относительно недобросовестной конкуренции не произошло. Все изменения, по сути, закрепляют практику ФАС России и судов, наработанную за время существования регулирования.

Причинами принятия целой главы Н.Н. Карташов назвал 1) понимание бизнеса и юристов относительно того, подпадает ли конкретное поведение под достаточно общий запрет, 2) сильное отставание нормативного регулирования недобросовестной конкуренции в России по сравнению с другими странами, и 3) большой массив наработанной практики, который требовал законодательного закрепления. В качестве примера Н.Н. Карташов привел необходимость квалифицировать по сути факт смешения через норму о введении в заблуждение относительно производителя товара, при том, что по сути это два разных случая.

Далее обсуждение перешло к отдельным формам недобросовестной конкуренции. В новой редакции закона появилось 7 составов и общий запрет в статье 14.8 Закона о защите конкуренции. В целом было отмечено, что заявитель может указать все составы, которые, по его мнению, могут быть применимы, а ФАС России квалифицирует самостоятельно.

Относительно такой формы как дискредитация было отмечено, что данный термин принят во всем мире. По данному составу необходимо доказывать 1) факт распространения информации (например, через направление писем контрагентам, размещение информации на сайте, статью в газете и т.п.), 2) факт недостоверности информации (ложность, неточность или искаженность толкуются как в словаре в данном случае), который иногда требует пояснений специалистов, 3) вред или возможность его причинения (например, рассчитанные убытки, ущерб деловой репутации, спад продаж, не обусловленный объективными обстоятельствами) и обязательно причинно-следственная связь между действиями конкурента и последствиями. В качестве недавнего примера дела о дискредитации было приведено дело компании Теле 2, предлагавшей сообщать о нечестности мобильных операторов, что создавало у потребителей впечатление о недобросовестности конкурентов Теле 2, подрывая их доверие.

Относительно введения в заблуждение было отмечено, что данный состав отличается от дискредитации тем, что предполагает распространение недостоверных сведений в отношении самой компании, тогда как дискредитация направлена на конкурента. В качестве примера был приведен случай присвоения себе товара, произведенного другим лицом. Кроме того, участники обсудили реальные дела, рассмотренные ФАС России в отношении производителей бытовой техники.

Далее обсуждение перешло к использованию слов в превосходной степени. В данной связи Н.Н. Карташов отметил, что обязательным является дисклеймер, объясняющий по какому критерию оценивался товар и дающий ссылку на проведенные исследования. Такие исследования должны быть актуальными, а также публиковаться производителем для ознакомления с ними потребителей. Также участники обсудили возможность использования слов «пожалуй», «по нашему мнению», а также сравнения по несуществующим критериям (например, «самый волшебный»). Н.Н. Карташов подтвердил, что такие сравнения являются допустимыми и дисклеймера не требуют.

Далее участники встречи на примерах реальных дел из практики ФАС России обсудили приобретение права на товарный знак (в частности, дело «Антигриппина», «Махеева», «Летнего» напитка и т.п.).

Относительно введения товара в оборот с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности Н.Н. Карташов отметил, что РИД является все, перечисленное в статье 1225 ГК РФ до товарного знака. Что касается «иного введения в оборот», необходимо руководствоваться разъяснениями ВАС России, согласно которым предложение о продаже товара в сети Интернет является таким использованием. Н. Н. Карташов также напомнил о разделении ответственности производителей и перепродавцов (в отношении последних должна применяться ст. 14.10 КоАП РФ), в соответствии с разъяснениями ВАС России.

Н. Н. Карташов также привел реальные примеры смешения из практики ФАС России (дело «Русское море», «Аленка» и т.д.). Обычно производители копируют или имитируют упаковку конкурента, когда охраняемые элементы в совокупности с неохраняемыми приводят к смешению товаров в восприятии потребителей.

Что касается промышленного шпионажа, Н.Н. Карташов отметил, что данный состав является наиболее сложным в части доказывания и редко используется на практике. Главное, что у компании должен быть действительно введен режим коммерческой тайны в соответствии с нормами российского законодательства. Также участники обсудили случаи переманивания сотрудников и дезорганизации работы компании, которые не вошли в перечень принятых поправок. Н.Н. Карташов отметил, что он не исключает включение таких составов в дальнейшем, если в будет наработана соответствующая правоприменительная практика.

Членом ОКЮР был задан вопрос относительно того, может ли, например, неуплата налогов быть признана недобросовестной конкуренцией. По данному вопросу представители ФАС России ответили, что данный вопрос к компетенции ФАС России не относится, но служба обязательно при получении такой информации передаст её в налоговые органы.

Также был задан вопрос относительно того, может ли считаться недобросовестной конкуренцией не прямое смешение товаров, а использование другого названия, которое явно ассоциируется с известным товаром (например, через противопоставление). Н.Н. Карташов ответил, что такие действия могли бы подпадать под определение паразитической конкуренции, которое, однако, принятыми поправками введено не было. Тем не менее, такие действия, если они действительно приводят к негативным последствиям, могут быть оценены ФАС России с точки зрения ст. 14.8 Закона о защите конкуренции.

Далее был поднят вопрос о том, могут ли нормы недобросовестной конкуренции применяться к отношениям не между конкурентами. В этом отношении участники обсудили дело Vacheron Constantin. Н.Н. Карташов отметил, что он не исключает применение более широкого подхода к таким делам на основании статьи 14.8 Закона о защите конкуренции, когда используется и тем самым умаляется чужая деловая репутация. По мнению же А.Б. Кашеварова пока рано говорить о применении норм о недобросовестной конкуренции к неконкурентам на основании единственного судебного решения.

Четвертым антимонопольным пакетом была введена возможность обжалования решений территориальных органов в Президиум ФАС России. С одной стороны, данное изменение помогает быстрее и дешевле по сравнению с судебным обжалованием отменить решение территориального органа. С другой стороны, если Президиум ФАС России по сути согласен с решением территориального органа и по сути таким пересмотром решение будет только усилено и доработано, обжаловать его в суде будет сложнее. На вопрос о том, можно ли в данной связи заранее получить предварительную позицию антимонопольного органа, Н. Н. Карташов отметил, что такого механизма не предусмотрено.

По вопросу подведомственности дел центральному аппарату или территориальным органам Н. Н. Карташов предложил использовать регламент ФАС России. Тем не менее, так как многие дела, связанные с информацией, не имеют территориальных границ и должны рассматриваться центральным аппаратом, может не хватить ресурсов. В таком случае дело может рассматриваться по принципам административного производства — по месту нахождения правонарушителя или места совершения нарушения. Участники встречи также предложили ориентироваться на место наступления негативных последствий.

День второй

20 апреля 2016 года состоялся второй день обсуждения антимонопольных вопросов в рамках ОКЮР.

В круглом столе принимали участие заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Андрей Геннадьевич Цыганов и помощник руководителя Федеральной антимонопольной службы Алексей Геннадьевич Сушкевич.

Встреча началась с выступления А.Г. Цыганова, посвященного антимонопольному комплаенсу.

В ходе своего вступления А.Г. Цыганов описал возможные определения понятия «антимонопольный комплаенс», отметив, что данный термин предполагает систему внутрикорпоративных мер, нацеленных на предотвращение нарушений антимонопольного законодательства. По сути, отметил А.Г. Цыганов, антимонопольный комплаенс не отличается от антикоррупционной, налоговой и иных систем комплаенса — это всегда система контроля и управления рисками в связи с теми мерами, которые может принять государство в отношении компании (риск менеджмент).

Что касается непосредственно антимонопольного комплаенса, А.Г. Цыганов обратил внимание участников на то, что работа по данному вопросу идет во всем мире. В России история данного вопроса началась примерно в 2011 году, когда был проведен круглый стол в рамках ОЭСР. Тогда между странами обсуждались базовые вопросы: нужен ли комплаенс в принципе, как на него реагировать регулятору (нейтрально, как на смягчающее или, наоборот, отягчающее обстоятельство), как можно поощрять комплаенс, есть ли сектора экономики или антимонопольные составы, на которых нужно сосредоточиться и т.п. В то время в России уже активно разрабатывалась система адвокатирования конкуренции, включая такие превентивные меры как предупреждения и предостережения.

Примерно к 2013 году ФАС России добавила антимонопольный комплаенс к своей стратегии как самостоятельное направление и четко обозначила его в качестве приоритета для развития антимонопольного законодательства и правоприменения. Вскоре после этого появился явно выраженный интерес к антимонопольному комплаенсу как у компаний, так и у их внешних консультантов. По инициативе или с участием ФАС России было проведено много конференций и круглых столов, на которых данный вопрос обсуждался в деталях, а также появилось большое количество статей, что придало дополнительный импульс к развитию этого института.

Например, в прошлом году эта тема обсуждалась на ежегодной конференции, где коллеги из ЕС поделились с ФАС России своим опытом. В общих чертах, позиция ЕС состояла в том, что дополнительное поощрение компаний к внедрению системы комплаенса не требуется, достаточно того, что это снижает риски самой компании, позволяет быстро выявить и устранить те факты, которые могли бы быть признаны нарушением, а также вовремя воспользоваться программой освобождения от ответственности (leniency). А.Г. Цыганов отметил, что в целом он согласен с такой позицией, так как стимулов у компаний для внедрения комплаенса должно быть достаточно, однако, для ускорения развития этого института в России, имеет смысл дать стимул компаниям вкладывать силы и средства в построение системы комплаенса, так как это является достаточно дорогостоящим мероприятием. Это может выражаться либо в полном освобождении от ответственности, либо в ее смягчении.

Также А.Г. Цыганов отметил, что с учётом приоритетности вопроса, ФАС России попросила НП «Содействие развитию конкуренции» помочь с разработкой возможных изменений в законодательство, а также конкретных методов экспертизы и оценки эффективности системы комплаенса. После всестороннего обсуждения данного вопроса официальная позиция ФАС России появится в ближайшее время, возможно в качестве разъяснений или решения Президиума ФАС России.

А.Г. Цыганов описал спектр возможных вариантов реакции регулятора на антимонопольный комплаенс, в частности: 1) полное освобождение от ответственности в связи с тем, что отсутствует вина компании в совершении правонарушения; 2) минимальный размер штрафа, 3) одно из смягчающих ответственность обстоятельств; 4) никак не связывать комплаенс с размером ответственности; и, наконец, 5) считать несоблюдение действующей системы комплаенса отягчающим обстоятельством. Оптимальное решение, по мнению А.Г. Цыганов, должно лежать где-то посередине.

А.Г. Цыганов также обратил внимание участников на то, что речь в данном случае идет только о реально действующей системе комплаенса, а не просто о формальном издании соответствующих документов. В этой связи очень важно выработать считаемые, видимые, осязаемые признаки, которые должны указывать на то, что система комплаенса работает.

Данный вопрос вызвал наибольший интерес у участников встречи. Они, в частности, отметили, что в действующем административном законодательстве уже заложен механизм комплаенса. Речь идет об определении вины компании, которое для административной ответственности предполагает непринятие всех зависящих от компании мер для предотвращения нарушения. Если компания создала и эффективно применяет систему комплаенса (обязала сотрудника соблюдать АМЗ, провела тренинги, проверила сотрудника и т.п.), но противоправное деяние все же состоялось — вина компании отсутствует, а, значит, нет и состава административного правонарушения, что означает полное освобождение от административной ответственности. Такая же система существует и в гражданском законодательстве, позволяя компании защищаться от частных исков. Кроме того, в качестве примера функционирования комплаенса таким образом был приведен опыт США по применению FCPA по делу Morgan Stanley, а также имеющиеся в России прецеденты, когда компании освобождались от ответственности за правонарушения своих сотрудников, доказав эффективность своей системы комплаенса и, как следствие, отсутствие вины.

В этой связи представители ФАС России отметили, что компании должны занимать более активную позицию при рассмотрении антимонопольных дел, а именно ссылаться и доказательно подтверждать наличие у них системы комплаенса. А.Г. Сушкевич добавил, что, наверное, было бы правильно развивать тему вины в рамках административных дел.

Далее А.Г. Цыганов отметил, что комплаенс имеет разное значение в применении к различным нарушениям АМЗ. Наиболее сложной сферой применения данного института является злоупотребление доминирующим положением. Так же А.Г. Цыганов отметил, что невозможно выпустить одни стандарты для всех компаний; каждый должен выстраивать собственную систему, которая будет учитывать специфику своего рынка, контрагентов, функции сотрудников и т.п.

А.Г. Сушкевич также отметил, что уже есть наработки российских компаний в части антимонопольного комплаенса, отметив компанию МТС, а также такие компании как Lafarge, GE и Уралкалий.

А.Г. Сушкевич отметил, что необходимо проработать вопрос смягчения ответственности должностных лиц, которое сможет доказать соответствие его действий принятой системе комплаенса.

Кроме того, А.Г. Сушкевич поднял вопрос о возможности сертификации программ комплаенса специальной организацией. Однако представители ФАС России отметили, что такая сертификация, возможно, будет иметь больший смысл уже по факту совершения правонарушения — эксперт оценивает эффективность действующей системы комплаенса и дает свое заключение, а далее ФАС России данное заключение принимает к сведению в рамках рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, однако не связана им. Тем не менее, обращаться или нет за сертификацией, остается на усмотрение компании.

А.Г. Цыганов отметил, что в отношении компаний с государственным участием можно рассмотреть возможность обязательного внедрения комплаенса, так как это позволило бы сэкономить бюджетные средства, которые идут на уплату антимонопольных штрафов.

На вопрос участников встречи о возможности распространения комплаенса на законодательство о торгах и рекламе, представители ФАС России ответили, что пока такая возможность не обсуждается, но этот вопрос можно начинать обсуждать.

Продолжил встречу А.Г. Сушкевич рассказом относительно определения товарных рынков и согласования с ФАС России соглашений о совместной деятельности.

В начале А.Г. Сушкевич отметил, что Приказ ФАС России № 220 по определению товарных рынков является самым цитируемым судами актом, принятым ФАС России.

Четвертым антимонопольным пакетом было принято существенное изменение — антимонопольный орган должен проводить исследование рынка по всем категориям дел, правда в необходимом объеме, и отчет должен присутствовать в материалах антимонопольного дела.

Сейчас, по словам А.Г. Сушкевича, ФАС России вносит изменения в Приказ ФАС России № 220, чтобы установить, по какому нарушению в каком объеме необходимо проводить анализ рынка. Все это предлагается описать в десятом разделе приказа. По всем составам, не описанным в данной главе, должен применяться общий порядок, т.е. исследование рынка в полном объеме. Основной вектор изменений — введение необходимости анализа рынка даже по тем составам, которые раньше этого не требовали, хотя бы и в упрощенном размере. Это поможет исключить споры в суде по данному вопросу. А.Г. Сушкевич выразил также удивление, что только 4 компании отреагировали на размещенный проект изменений, прислав в ФАС России свои комментарии.

В отношении картелей А.Г. Сушкевич перечислил элементы, которые планируется включать в анализ рынка, а также отметил, например, для картельных дел необходимо установление факта конкурентных отношений между хозяйствующими субъектами. Наибольшее количество вопросов в данной связи вызвало определение продуктовых границ в соответствии с тем, как сформулирован предмет соглашения между конкурентами.

Так, участники подняли вопрос о том, что делать, если ФАС России ранее уже проводила анализ рынка и установила, что стороны соглашения не являются конкурентами, а после этого лица заключили соглашение, к примеру, на более широком рынке (включающем те рынки, на которых они действуют). В таком случае, по мнению участников встречи, существует опасность, что ФАС России определит рынок шире, чем делала это раньше, руководствуясь предметом соглашения. Представители ФАС России подтвердили, что не исключают, что в анализ рынка в рамках картельного дела может отличаться от общего анализа рынка, проведенного ФАС России, а также посоветовали нотифицировать соглашение в порядке ст. 35 Закона о защите конкуренции при наличии сомнений. Также представители ФАС России отметили, что нельзя из предмета соглашения автоматически делать вывод о том, что оно заключено между конкурентами.

Далее обсуждение перешло к вертикальным соглашениям, прямо запрещенных ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции. А.Г. Сушкевич отметил, что важным по такой категории дел является расчёт объема рынка и долей хозяйствующих субъектов. Это поможет не рассматривать дела в отношении тех субъектов, доля которых менее 20%, т.е. которые подпадают по исключение de minimis.

Что касается ст. 15 Закона о защите конкуренции, А.Г. Сушкевич отметил, что теперь обязательно будет доказывать антиконкурентный эффект, что может существенно уменьшить количество таких дел. А.Г. Цыганов выразил мнение, что это положительно скажется на практике ФАС России, исключив рассмотрение жалоб в отношении действий, которые не имеют никаких антиконкурентных последствий.

Что касается нарушений АМЗ на торгах, А.Г. Сушкевич отметил, что в отношении таких нарушений продуктовые границы рынка должны определяться исходя из предмета торгов, а факт участия в торгах подтверждать конкурентные отношения между участниками. Также было упомянуто, что Министерство экономического развития разрабатывает сейчас классификатор товаров и услуг применительно к торгам. Это позволит частично решить проблему «затачивания» документации о торгах под конкретного поставщика.

Далее участниками встречи был поднят вопрос о том, может ли необоснованное прекращение договора с дистрибьютором, которое было признано злоупотреблением доминирующим положением, привести к ограничению конкуренции и повлечь оборотный штраф. Представители ФАС России ответили на это, что в зависимости от соотношения внутрибрендовой и межбрендовой конкуренции, конкуренция в целом может быть и не ограничена расторжением договора с одним из дистрибьюторов. Кроме того, как отметили представители ФАС России, необходимо в таком случае проанализировать, привело ли расторжение к устранению с рынка хозяйствующего субъекта (признак ограничения конкуренции, указанный в п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции), или он продолжил работать в качестве дистрибьютора иных производителей.

По данному вопросу участники встречи отметили, что п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции содержит только признаки ограничения конкуренции, которые не могут автоматически приравниваться к факту негативных последствий для конкуренции.

Также у участников встречи возник вопрос — в каком объеме ФАС России будет проводить анализ рынка при согласовании соглашений о совместной деятельности. По данному вопросу представители ФАС России уточнили, что так как речь не идет о нарушении АМЗ, необходимо проводить полный анализ рынка как это установлено для экономической концентрации.

Также обсуждался вопрос определения, что является соглашением о совместной деятельности. Все участники встречи согласились с тем, что имеющееся в разъяснениях ФАС России определение соглашения о совместной деятельности может трактоваться очень широко и включать в себя сделки, которые по их смыслу могут и не требовать контроля со стороны антимонопольного органа (например, договор о создании ООО). Представители ФАС России отметили, что вопросов по совместной деятельности возникает много, их нужно суммировать, прорабатывать и обсуждать, а результатом могли бы стать разъяснения Службы.

Также участниками был поставлен вопрос относительно того, подпадают ли потенциальные конкуренты (в отличие от действительных конкурентов) под требование о согласовании соглашения о совместной деятельности с ФАС России. По данному вопросу А.Г. Цыганов отметил, что необходимо смотреть на те условия, которые включаются в такое соглашение, а также анализировать, станут ли хозяйствующие субъекты конкурентами в будущем. В качестве примера была приведена ситуация, когда два потенциальных конкурента разрабатывают новую технологию и договариваются использовать ее, работая на разных территориях. Такая ситуация должна привлечь внимание ФАС России.

На вопрос о том, согласовывать ли соглашения о совместной деятельности между производителями однородного товара, не представленными в России, представители ФАС России ответили, что необходимо руководствоваться общей нормой о наличии или отсутствии эффекта от такого соглашения на территории России.

Также был задан вопрос о том, может ли быть подан проект соглашения о совместной деятельности, подписанный сторонами, но содержащий отлагательное условие о вступлении в силу только в случае получения согласия ФАС России. Ведь формально в данном случае устное соглашение (в понимании антимонопольного законодательства) уже заключено, просто стороны не приступили к его реализации. Представители ФАС России согласились, что к таким ситуациям нужно относиться осторожно, поскольку цели требования о согласовании соглашения о совместной деятельности — предотвращение антиконкурентного поведения со стороны конкурентов — достигнуты, так как конкуренты не приступают ни к каким действиям до получения согласия ФАС России.

Далее дискуссия перешла к обсуждению новой нормы о картелях покупателей. Участников интересовал вопрос, как разграничить легитимные совместные закупки и картель покупателей — где провести черту. Участники согласились с тем, что формальный подход к вопросу может привести к признанию любых совместных закупок, в рамках которых обсуждается цена, картелем покупателя, поэтому данный вопрос следует прорабатывать и обсуждать, чтобы у бизнеса появилась определенность.

На вопрос о том, как ФАС России выбирает рынки для анализа по собственной инициативе, А.Г. Сушкевич ответил, что ФАС России, как правило, знает те рынки, конкуренция на которых не развита, и будет концентрироваться на них.

На вопрос участников о конфиденциальности, представители ФАС России ответили, что пока опубликование информации о проекте соглашения о совместной деятельности не налажено, но в будущем, скорее всего, будут указываться стороны соглашения и его предмет.

День третий

Открыл встречу заместитель руководителя ФАС России С.А. Пузыревский, осветивший вопросы организационных изменений в ФАС России. Всего, по словам С.А. Пузыревского, было назначено 11 заместителей руководителя ФАС России, каждый из которых отвечает за отдельный блок вопросов. Сам С.А. Пузыревский отвечает за правовое регулирование и тарифное регулирование в регионах.

Что касается системы тарифного регулирования в целом, С.А. Пузыревский отметил, что она имеет два уровня: федеральный (только ФАС России, территориальные органы не наделены соответствующими функциями) и региональные энергетические комиссии (РЭК) в субъектах РФ (это органы исполнительной власти субъектов РФ, которые не подчинены ФАС России). В отношении РЭКов ФАС России наделена только контрольно-надзорными полномочиями, в частности правом отмены решений РЭКов, согласования назначения и увольнения руководителей РЭКов. Внутри ФАС России взаимодействием с РЭКами занимается отдельное управление регионального тарифного регулирования. Что касается территориальных управлений ФАС России, они проверяют деятельность РЭКов на соответствие антимонопольному законодательству.

По оценке С.А. Пузыревского, сейчас конкуренция в энергетике сильно развита, что приводит к появлению большого количества хозяйствующих субъектов «на одном проводе». По сути, отметил С.А. Пузыревский, в данной области как раз необходима монополия, поэтому следует определить, какое количество хозяйствующих субъектов действительно требуется, и как можно повысить эффективность данной сферы. Также С.А. Пузыревский отметил, что сейчас ФАС России формирует подходы и реформирует тарифное регулирование, что может стать «первым тарифным пакетом».

С.А. Пузыревский упомянул, что в Государственную Думу РФ был внесен законопроект о том, чтобы перевести всю систему тарифного регулирования в электронную форму. Данный законопроект предусматривает предварительное опубликование заявки, чтобы заинтересованные лица могли высказать свое мнение. В такой системе, отметил С.А. Пузыревский, регулирующий орган смог бы стать не стороной спора, а арбитром.

Далее обсуждение перешло к четвертому антимонопольному пакету. По оценке С.А. Пузыревского, четвертым пакетом ФАС России смогла ответить на все международные запросы, в частности запрос ОЭСР.

Что касается новеллы четвертого пакета об обязательном анализе рынка по всем категориям дел, С.А. Пузыревский отметил, что объем анализа в соответствии с предлагаемыми поправками в Приказ ФАС России № 220 будет зависеть от категории нарушения. Проект изменений в Приказ ФАС России № 220 практически без замечаний был согласован с Министерством экономического развития, и, по оценке С.А. Пузыревского, данные поправки являются хорошим балансом.

Далее С.А. Пузыревский перешел к обсуждению институтов предупреждения и предостережения, показав динамику их применения. Так, в 2015 году было выдано 46 предостережений. В целом, по словам С.А. Пузыревского, ФАС России не злоупотребляет данным полномочием, так как в принципе изначально данный механизм разрабатывался в паре с согласованными действиями.

Что касается статистики по предупреждениям, здесь с 2013 по 2015 год произошел колоссальный рост — с 1759 до 2363 штук. Подавляющее большинство (85%) исполняется в срок, еще 10% с пропуском срока и только 5% это спорные ситуации. По мнению С.А. Пузыревского, для компании выгодно исполнить предупреждение, особенно в текущей ситуации, когда частные иски еще не работают.

Также С.А. Пузыревский отметил, что с принятием четвертого антимонопольного пакета предостережение распространили на должностных лиц органов власти. Пока, по словам С.А. Пузыревского, таких предостережений еще выдано не было. В качестве примера он привел прогноз социального и экономического развития, который ежегодно готовит Министерство экономического развития. Несмотря на то, что данный прогноз будет касаться, в том числе, уровня цен, его подготовка входит в обязанности Министерства и не может служить основанием для предостережения. В то же время, если такие прогнозы будут даваться иными должностными лицами вне их компетенции, это может послужить основанием для предостережения. До принятия указанных поправок были примеры, когда ФАС России в инициативном порядке направляла письмо должностным лицам, рекомендуя воздержаться от заявлений (например, на рынке соли).

Участниками встречи был задан вопрос о том, как предостережение соотносится с деятельностью финансовых аналитиков, для которых прогнозирование цен является профессиональной деятельностью. С.А. Пузыревский отметил, что это деликатный вопрос, и в практике ФАС России были предостережения, выданные, например, экспертам по нефтяному рынку. Но в целом, по словам С.А. Пузыревского, здесь необходимо применять разумный подход и различать профессиональные организации и специально созданные компании, пытающиеся обойти закон.

Также замруководителя отметил, что начали появляться первые практические вопросы по применению предупреждения по делам о недобросовестной конкуренции и соглашениям с органами власти. В части недобросовестной конкуренции позиция ФАС России состоит в том, чтобы не просто требовать прекращения нарушения, но и устранения последствий (например, опровержения распространенной информации).

У участников встречи возник вопрос о том, как выполнение предупреждения соотносится с частными убытками. С.А. Пузыревский ответил, что выполнение предупреждения действительно создает презумпцию признания факта нарушения, но она может быть опровергнута в суде при рассмотрении вопроса о частных убытках. Но в целом С.А. Пузыревский отметил, что выполнение предупреждения поможет истцам, которые хотели бы взыскать убытки.

По вопросу о взыскании частных убытков С.А. Пузыревский отметил, что совместно с НП «Содействие развитию конкуренции» подготовлены рекомендации по убыткам.

Участники задали вопрос о том, что делать с рецидивистами — сколько предупреждений может быть выдано таким лицам. С.А. Пузыревский ответил, что сейчас рецидивистам ФАС России все равно должна сначала выдавать предупреждение. Но к этому вопросу необходимо вернуться и ввести какое-то ограничение. Проблемой в данной связи может стать ведение внутреннего реестра предупреждений.

В качестве одной из проблем, возникающих в связи с предупреждением, С.А. Пузыревский отметил, что иногда предупреждение выдавать просто не о чем. Например, когда имущество было передано без проведения торгов, но уже успело вернуться к собственнику, или когда доминирующая компания необоснованно устанавливала разные цены, но перестала это делать к моменту выдачи предписания. В таком случае сложно направить предупреждение, а без него невозможно возбудить дело.

Что касается Президиума ФАС России, С.А. Пузыревский отметил, что на него возлагаются большие надежды, особенно на выпускаемые им разъяснения, которые могли бы внести определенность и уменьшить количество вносимых в закон изменений. На данный момент уже подготовлено пять разъяснений, все они доступны на сайте ФАС России. Также участники обсудили важность саморегулирования, в частности в фармацевтической и автомобильной сфере. Было отмечено, что уже есть пример, когда соблюдение кодекса автопроизводителей помогло компании избежать возбуждения в отношении нее антимонопольного дела.

Далее участники обсудили вопрос соотношения антимонопольного законодательства и интеллектуальной собственности. С.А. Пузыревский отметил, что ФАС России не собирается ни у кого отбирать патенты, речь идет только о тех случаях, когда нарушается законодательство о защите конкуренции на товарных рынках. В качестве примера С.А. Пузыревский привел дело компании Google. По данному вопросу перед ФАС России стоит много сложных проблем, например, картель через обмен патентами.

Обсуждение перешло к заключению об обстоятельствах дела. С.А. Пузыревский отметил, что все комиссии начали уже готовить такие документы по рассматриваемым делам. Такие заключения получаются достаточно объемными. И это важно, так как компании должны понимать, что произошло и в чем их вина. В скором времени в ФАС России будет разработан образец таких заключений, чтобы они были единообразными. Публиковать такие заключения ФАС России пока не планирует, так как в них может содержаться конфиденциальная информация. По вопросу опубликования было предложено размешать в открытом доступе неконфиденциальную версию. По вопросу последствий согласия лица, в отношении которого возбуждено антимонопольное дело, с заключением об обстоятельствах дела, С.А. Пузыревский отметил, что это будет являться смягчающим обстоятельством.

Что касается основания для прекращения дела в связи с устранением нарушения С.А. Пузыревский отметил, что это основание вводило в заблуждение, т.к. несмотря на прекращение антимонопольного дела, факт нарушения считался доказанным и возбуждалось административное дело.

Далее С.А. Пузыревский перешел к обсуждению соотношения между перечислением дохода в бюджет и административным штрафом. По словам С.А. Пузыревского, предписание о перечислении дохода в бюджет будет выдаваться только тогда, когда невозможно рассчитать оборотный штраф в связи с отсутствием у лица выручки на соответствующем товарном рынке. Если такое предписание не будет исполнено, то лицо ждет административный штраф.

Что касается нормы о согласовании с ФАС России проектов соглашений о совместной деятельности, С.А. Пузыревский отметил, что в сложных ситуациях можно заранее обсудить сделку с ФАС России. Сейчас необходимо обращаться в центральный аппарат, который направит официальный ответ. В скором времени по данному вопросу может появиться регламент, которым будет предусмотрен и порядок очных обсуждений. В целом, подход будет следующим — если рыночная доля менее 35%, сделка согласуется; от 35 до 50% выдается предписание, более 50% — сторонам необходимо доказывать допустимость сделки в соответствии со ст. 13 Закона о защите конкуренции.

Далее последовало выступление начальника правового управления ФАС России А.В. Молчанова, которое было посвящено практике применения поправок четвертого антимонопольного пакета. А.В. Молчанов отметил, что внутренней апелляцией будут заниматься коллегиальные органы ФАС России, а Президиум будет рассматривать только самые сложные дела. Всего создано 6 коллегий по сферам деятельности. Внутренняя апелляция должна работать в связке с разъяснениями Президиума ФАС России, которые будут определять верный подход к тем или иным вопросам и, по сути, будут основой для оценки единообразия практики. Это необходимо, так как иначе сложно определить, что же такое единообразие практики. Как, например, решать вопросы, когда принято много одинаковых решений, но они неправильные, а потом принимается одно верное решение, но в отношении него заявления о пересмотре не подано. В такой ситуации разъяснения Президиума были бы хорошей основой для пересмотра неверных решений.

В отношении внутренней апелляции был поднят вопрос о том, должна ли такая апелляция предусматривать рассмотрение дела с нуля, т.е. включать в себя переоценку фактов, или же только оценку применения норм закона. А.В. Молчанов отметил, что это очень тонкий вопрос, и грань здесь не всегда можно провести.

Процедура внутренней апелляции регулируется ст. 23 Закона о защите конкуренции. Был принят порядок работы Президиума ФАС России и коллегий. Было желание издать порядок внутренней апелляции, который регулировал бы такие вопросы как допустимые доказательства, отводы и тп., но Министерство юстиции отказало в регистрации такого документа. Чтобы решить данную проблему ФАС России рассматривает возможность изменить ч. 16 ст. 23 Закона о защите конкуренции и прямо указать, что приниматься должен порядок пересмотра дел, а не порядок работы Президиума и коллегий. Также существует идея добавить в Закон о защите конкуренции нормы, регулирующие внутреннюю апелляцию.

Говоря о статистике, А.В. Молчанов упомянул, что на данный момент в ФАС России уже поступило 15 заявлений о пересмотре решений территориальных органов, 4 дела было рассмотрено. Часто в заявлении не указывается, в чем именно выразилось нарушение единообразия практики, но ФАС России вынуждена принимать и рассматривать такие заявления, так как в законе отсутствует соответствующее основание для возврата заявления.

Также участники подняли вопрос о том, как правильно уведомить лиц, участвующих в деле, о поступившем заявлении. А.В. Молчанов отметил, что решения и уведомления о рассмотрении дела будут размещаться на сайте ФАС России. Кроме этого, безусловно, изначально такие лица будут проинформированы письмом или по факсу.

Также А.В. Молчанов отметил, что при внутренней апелляции обязательно запрашивается мнение территориального управления, материалы дела, а также заключение профильного управления ФАС России. Рассмотрение происходит с участием представителей лиц, участвующих в деле, территориального управления ФАС России, профильного управления центрального аппарата. Процесс является состязательным, обязательным при этом является установление факта нарушения единообразия практики.

Выводы территориального управления предполагается проверять на соответствие практики иных территориальных органов, практике и разъяснениям центрального аппарата, судов, позициям ВС и т.д.

На вопрос о том, кто может обжаловать решение территориального органа, главный юрист ФАС ответил, что необходимо руководствоваться подходом судов — принимать и рассматривать заявление от лиц, на права и законные интересы которых влияет решение территориального органа.

По вопросу о привлечении экспертов А.В. Молчанов прокомментировал, что это был эксперимент в рамках рассмотрения башкирского дела. Необходимость и полезность таких заключений в том, что они анализируют сложившуюся практику, чем помогают работе ФАС России. А количество экспертов будет сдерживаться тем, что все заключения публикуются, поэтому, высказывая свое мнение, организация берет на себя ответственность, рискуя своей репутацией. Также А.В. Молчанов отметил, что ФАС России может не согласиться с экспертным мнением.

А.В. Молчанов также отметил, что идут обсуждения того, можно ли пересмотреть решение центрального аппарата ФАС России, т.к. не исключено, что в его практике также может отсутствовать единообразие по некоторым вопросам.

Далее обсуждение перешло к пяти принятым недавно разъяснениям Президиума ФАС России. По словам А.В. Молчанова, над данными разъяснениями работа велась с 2013 года. Изначально разъяснений должно было быть семь — по антимонопольным требованиям к торгам разъяснения решено было не давать, а также пока не утверждено разъяснение по убыткам. Несмотря на то, что разъяснения часто критикуют за большое количество цитат из закона, по мнению А.В. Молчанова, каждая формулировка в данных разъяснениях важна и часто именно формулировки подолгу обсуждались внутри ФАС России. Например, по монопольно высоким и низким ценам в разъяснении было указано, что обязательно сначала использовать сравнительный метод, и только при отсутствии сопоставимого рынка можно использовать затратный метод. Также в качестве примера было приведено разъяснение о допустимости антиконкурентных соглашений — должны ли выполняться условия ст. 13 Закона о защите конкуренции в совокупности. Над данным вопросам, по словам А.В. Молчанова, велась дискуссия внутри ФАС России и было решено остановиться на том, что необходима совокупность таких условий.

А.В. Молчанов отметил, что существуют также вопросы по поводу формы разъяснений ФАС России. Так, Министерство юстиции высказывает мнение о том, что некоторые разъяснения должны проходить процедуру регистрации, так как они создают обязательное правило. Позиция же ФАС России состоит в том, что разъяснения это толкование закона, но не создание дополнительных правил и норм.

А.В. Молчанов также отметил, что разъяснения будут ежегодно представляться в докладе о состоянии конкуренции, который готовится ФАС России. Он сообщил, что ФАС России вместе с НП «ОКЮР» приступил к подготовке разъяснения по ст.10 Закона о защите конкуренции.

По вопросам, касающимся предупреждений, А.В. Молчанов отметил, что предупреждения должны быть предметными, содержать конкретные действия и сроки. Участники встречи отметили, что зачастую предупреждение не объясняет, в чем конкретно ФАС России видит нарушение, а это затрудняет принятие решения о том исполнять его или нет. А.В. Молчанов ответил, что сейчас это решается через механизм продления срока для исполнения предупреждения и направления разъяснений. Участники также отметили, что необходим какой-то механизм, как лицо, которому выдано предупреждение, может узнать, в чем состоит нарушение, и представить свои объяснения. На данный момент можно идти только через общий механизм законодательства об обращении граждан, а это не всегда удобно.

Начальник управления по борьбе с картелями А.П. Тенишев рассказал о поправках четвертого антимонопольного пакета, которые коснулись регулирования картелей.

В частности, А.П. Тенишев упомянул об изменениях административного штрафа за нарушения на торгах, который теперь ограничен 4% от общей выручки, а также о минимальном штрафе для второго и третьего участников, заявивших о картеле. Учет заявлений ведется в том же порядке, что и раньше — заявления регистрируются А.П. Тенишевым.

А.П. Тенишев также отметил, что если после того, как лица обратились в ФАС России и признали картель, они поменяли свою позицию, то смягчение и освобождение от административной ответственности к таким лицам применяться не будет. В этой связи А.П. Тенишев также отметил, что необходим механизм соглашения между компанией и ФАС России, в котором компания признается в заключении картеля и обязуется до уплаты штрафа вести себя последовательно, а ФАС России закрепит факт того, что полученных сведений достаточно и лицо подлежит освобождению от ответственности.

А.П. Тенишев также указал, что обращаться с заявлением о картеле необходимо в ФАС России, а не в МВД или Следственный комитет, хотя с ними и заключены специальные соглашения. Участниками был задан вопрос о том, как снизить риски уголовной ответственности для сотрудника, непосредственно участвовавшего в картеле, в случае, когда компания решает сообщить о картеле, чтобы получить освобождение от административной ответственности. А.П. Тенишев по данному вопросу ответил, что в данном случае автоматического исключения ответственности пока нет, но по уголовному делу объем доказывания намного больше, чем по административному, т.е. уголовная ответственность не возникнет автоматически, тем более, что часто установить человека, который должен отвечать, невозможно. Также А.П. Тенишев упомянул, что ФАС России предлагала изменения в статью 178 Уголовного кодекса РФ: изменить диспозицию на «заключение картеля и участие в нем», а также прописать условия освобождения от ответственности (первым обратился и сотрудничал со следствием, без условия о возмещении вреда). Сейчас же диспозиция статьи 178 Уголовного кодекса выглядит так, что необходимо доказывать ограничение конкуренции картелем. А условие освобождения от ответственности в виде возмещения вреда вызывает множество вопросов о том, кому, в каком объеме (за себя или за весь картель) и каким образом физическое лицо должно возмещать вред.

Также А.П. Тенишев отметил, что ч. 3 ст. 178 Уголовного кодекса РФ о наличии или угрозе применения насилия на практике работает очень странно — возбуждаются дела о препятствовании входу на рынок (в буквальном смысле) с помощью удара биты.

По вопросу использования материалов ОРД А.П. Тенишев отметил, что в прошлом году ФАС России провела целый ряд совещаний с МВД и Следственным комитетом о том, как взаимодействовать и передавать результаты ОРД. А.П. Тенишев отметил, что сейчас ФАС России получает материалы ОРД по уже возбужденным уголовным делам, которые передаются постановлением следователя. Был также случай передачи ОРД до возбуждения уголовного дела, и суды поддержали в данном вопросе ФАС России, указав на то, что перечень субъектов, которые могут получать результаты ОРД, является открытым.

По вопросу уголовной ответственности за сговор с заказчиком участники обсудили те нормы Уголовного кодекса, которые могут работать в таком случае в отношении заказчика: превышение должностных полномочий (ст. 286), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285), мошенничество (ст. 159), Соучастие в картеле (ст. 178). Участники картеля также могут быть привлечены к уголовной ответственности за соучастие в преступлении, совершенном заказчиком (например, подстрекательство к превышению должностных полномочий). Также были приведены примеры реальных приговоров по уголовным делам. А.П. Тенишев отметил, что ФАС России предлагала ввести специальную норму про ответственность за запрещенное соглашение с заказчиком, но данная инициатива была отклонена.

Участники обсудили вопросы, связанные с нормой о картелях покупателей, в частности как различить легитимные совместные закупки и картель покупателей. А.П. Тенишев отметил, что покупателям, как и продавцам, нельзя договариваться о ценах. А.В. Молчанов добавил, что это непростой вопрос, так как в результате совместных закупок происходит увеличение лота, а это может приводить к ограничению конкуренции среди продавцов. Даже механизм совместных закупок, предусмотренный Законом № 44-ФЗ, по словам представителей ФАС России, не должен быть автоматически выведен из-под запрета в отношении картелей покупателей. Участники договорились о необходимости разъяснений по данному вопросу.

По вопросу предоставления конфиденциальной информации представители ФАС России отметили, что сейчас ФАС России старается как можно четче формулировать запросы информации, чтобы избежать ситуации, когда ФАС России запрашивает просто объяснения по делу, и все предоставленные по инициативе хозяйствующего субъекта документы оказываются конфиденциальными. Также было отмечено, что ФАС России начинает менять свою позицию и запрашивать у хозяйствующих субъектов подтверждение того, что предоставленный документ действительно является конфиденциальным, т.е. у компании принято положение, установлен перечень документов и лиц, имеющих к ним доступ, на документах имеется гриф и тп.

Дискуссия членов ОКЮР и руководства ФАС получилась информативной и полезной для обеих сторон.

Благодарим партнёра юридической фирмы Бейкер и Макензи Антона Суббота и юриста Ольгу Протченко за помощь в подготовке и проведении круглых столов.

Фотогалерея события



Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2020, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов