Разделы сайта

Блог Президента ОКЮР Александры Нестеренко

29 декабря 2019
ДРУЗЬЯ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ!
Когда я думала над заголовком, то скучные «Итоги года» и «Главное за 2019 год» отложила ср...
15 ноября 2019
ВАЖНО ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЕШЬ! ГЛАВНЫЕ ЮРИСТЫ О СМЫСЛАХ ЖИЗНИ
Мы надолго заряжены прекрасным настроением,сплотившим нас на Годовом сборе 100 главных юристов...
28 октября 2019
ОКЮР СТАЛ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМ ПАРТНЁРОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В РЕФОРМЕ КНД
С лета 2019 года члены ОКЮР направляли своих экспертов в формируемые Аппаратом Правительства ...
30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...



Мероприятия, Фотогалереи, Пресс-релизы ОКЮР

Антимонопольный форум Объединения Корпоративных Юристов: «Тонкости управления антимонопольными рисками»


При официальной поддержке


Партнеры:

20 марта 2015 года с 9:00 до 15:30
Место проведения: Москва, ул. Ильинка, д. 6, Конгресс-Центр ТПП РФ

Посмотреть презентации форума >>

(только для членов ОКЮР)

«Антимонопольное законодательство становится законодательством с человеческим лицом...»

20 марта 2015 года НП «Объединение Корпоративных Юристов» при поддержке Евразийской экономической комиссии и Федеральной антимонопольной службы провело традиционный ежегодный Антимонопольный Форум. На мероприятии присутствовало более ста руководителей правовых служб российских и международных компаний. Первый блок вопросов Форума касался перспектив работы Евразийской экономической комиссии после получения полномочий в сфере защиты конкуренции.

Сергей Максимов, директор департамента конкурентной политики и политики в области государственных закупок ЕЭК, напомнил гостям, что мы живём в новых правовых реалиях, так как Договор о Евразийском экономическом союзе вступил в силу с 1 января 2015 года, сейчас он объединяет 4 страны и скоро Киргизия присоединится к России, Беларуси, Казахстану и Армении. Интерес к договору проявляют государства Азии и Африки, так что перспективы расширения ЕАЭС имеются.

Начавшая свою деятельность весной 2012 года ЕЭК обладает значительными компетенциями в сфере регулирования конкуренции, с начала 2015 года обрела новые полномочия по рассмотрению нарушений на трансграничных рынках. Принцип определения трансграничных рынков ( далее — ТР) кажется ясным, нарушение при осуществлении деятельности на территории как минимум двух союзных государств создают первичное правовое основание для рассмотрения спора.

С. Максимов рассказал о первых результатах деятельности ЕЭК в новом качестве. Недавно ЕЭК стартовала как наднациональный орган по рассмотрению споров, нарушающих принципы и правила, установленные ЕАЭС. Речь идёт о сладком продовольственном рынке, пояснил Максимов. Пока перспектива рассмотрения дела не определена, так как не вступило в силу Соглашение об ответственности за разглашение конфиденциальных данных. Это соглашение, касающееся прежде всего ответственности персоналий ЕЭК, ожидает скорой ратификации Российской Федерацией. После его ратификации никаких ограничений для рассмотрения споров Евразийской экономической комиссией уже не будет, произойдёт легитимация всех соглашений и договоров, связанных с ЕАЭС, и ЕЭК сможет всесторонне рассматривать споры по заявлению сторон.

Максимов отметил различия в уголовном законодательстве России, Беларуси и Казахстана за совершение антимонопольных нарушений. Наиболее мягкое — в России, наиболее жёсткое — в Беларуси, например, белорусский УК устанавливает ответственность за неисполнение решений антимонопольного органа. Однако страны — участницы ЕАЭС будут унифицировать нормы уголовного и других отраслей законодательства, так как стимулирование единообразия законодательства входит в задачу ЕЭК.

ЕЭК уже плотно занимается вопросами отказа государств предоставлять национальный режим по государственным закупкам странам — участницам договора. Например, Россия отказала другому государству предоставить национальный режим по закупкам камвольных тканей для военных нужд. Комиссия, похоже, вынесет решение не в пользу России.

На вопрос, как избежать обвинения в картеле при ведении деятельности на соседних рынках, С. Максимов согласился, что риск есть, нужно работать над уточнением определений Договора о ЕАЭС. Он подчеркнул, что Суд Союза является основным толкователем Договора о ЕАЭС, в том числе, в части, касающейся конкуренции, и указал на проблему достаточности при нарушении на ТР: основания для возбуждения дела появятся уже при нарушении на двух из чётырех рынков союзных государств.

Тему взаимодействия ЕЭК с национальными антимонопольными органами, разграничения полномочий между ЕЭК и антимонопольными органами государств-участников, понятия и критерии отнесения рынков к трансграничным, порядок проведения анализа состояния конкуренции на них осветил Дмитрий Серегин, советник юридической фирмы ЮСТ.

Дмитрий напомнил, что к компетенции ЕЭК относится пресечение нарушений хозяйствующими субъектами государств-членов общих правил конкуренции, если такие нарушения оказывают или могут оказать негативное влияние на конкуренцию на ТР.

В общем под трансграничным понимается товарный рынок, который охватывает территорию двух и более государств — членов Евразийского эконмического союза. Согласно смыслу Договора трансграничный, это единый с точки зрения географических границ товарный рынок, и от него следует отличать совокупность национальных рынков (федеральных, региональных, локальных), которые расположены в нескольких государствах, пусть даже и на соседних территориях.

Вместе с тем, договор не содержит определения ТР и не устанавливает критерии отнесения рынка к трансграничным. Такие критерии должны устанавливаться решением Высшего совета.

19.12.2012 было принято решение Высшего Евразийского экономического совета № 29 «Об утверждении критериев отнесения рынка к трансграничному» (которое до настоящего времени не вступило в силу). Согласно п. 2 Решения № 29 рынок относится к трансграничному, если его географические границы охватывают территории двух и более государств-членов Союза.

Методологическая база анализа ТР также не проясняет ситуацию. Согласно п. 26 Методики оценки состояния конкуренции, которая утверждена решением Совета Евразийской экономической комиссии от 30.01.2013 № 7 при определении географических границ товарного рынка выявляются следующие признаки трансграничности товарного рынка:

  • поставка товара с территории одного государства-члена на территорию другого государства-члена;
  • поставка товара с территорий третьих стран на территории двух или более государств-членов.

Однако данные признаки трансграничности на деле сложно отличить от экспортно-импортных операций. Следовательно, осуществление хозяйствующим субъектом поставок товара в несколько государств-членов союза может послужить основанием для признания соответствующих территорий единым ТР.

Таким образом, заключил Дмитрий, в теории мы можем говорить о ТР как о единой территории, на которой осуществляется оборот товара и в пределах которой потребитель имеет возможность приобрести такой товар на сопоставимых условиях. Однако, на практике в нормативно-методологической базе отсутствуют ясные критерии, которые позволили бы отличать ТР от совокупности национальных рынков.

Дмитрий привлёк внимание слушателей и к другим проблемам, вытекающим из Договора и требующим решения, порекомендовав мониторить ситуацию и тесно взаимодействовать с ЕЭК на площадке ОКЮР.

Анатолий Голомолзин, заместитель руководителя ФАС России, прокомментировал выступления по ЕЭК, отметив становление работы между ЕЭК, являющейся наднациональным органом по рассмотрению нарушений, в том числе в сфере конкуренции, и ФАС России, как национального органа. ЕЭК наблюдает за трансграничными рынками, ФАС — за российским рынком. Замруководителя ФАС выразил готовность продолжить обсуждение проблем интеграции в ЕАЭС вместе с ЕЭК и ОКЮР.

Также А. Голомолзин изложил позицию регулятора в отношении создания систем антимонопольного комплаенса в России. По его словам, было время, когда практика антимонопольного законодательства сопровождалась большим количеством дел о нарушениях закона «О защите конкуренции» и значительными штрафами за них, и некоторые хозяйствующие субъекты в этой ситуации даже создавали специальные структурные подразделения по борьбе с ФАС России. Прошло некоторое время и компании поняли, что нужно работать не в режиме противодействия, а в режиме предупреждения нарушений антимонопольного законодательства. С этого момента произошли изменения, связанные в частности с совместными обсуждениями того, каким образом компании внутри себя готовы предупреждать подобные нарушения. С тех пор ведется работа по трем основным направлениям:

Первый — это режим саморегулирования, когда компании самостоятельно внутри себя стали выстраивать отношения бизнес-блока и правового блока, чтобы предупреждать нарушения антимонопольного законодательства.

Второе направление можно условно назвать сорегулирование. Это когда и компании и регуляторы стали применять так называемые торговые политики. В частности, такая практика широко применяется нефтяными компаниями. Часть торговых политик была принята по предписаниям ФАС России в рамках рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства, а часть торговых политик была введена компаниями самостоятельно после согласования их с ФАС России. Аналогичная работа ведется по принятию стандартов закупок для нужд субъектов естественных монополий.

Третий аспект, так или иначе связанный с комплаенсом, — это регуляторное воздействие со стороны государства и, в частности, антимонопольных органов. Здесь тоже есть два направления: регламентация поведения участников рынка (в рамках принятия правил недискриминационного доступа) и институт предупреждения нарушений антимонопольного законодательства.

Все это позволило значительно сократить время восстановления конкуренции на рынке, и снизило уровень налагаемых штрафов. К примеру, если в 2011 году мы налагали санкции на сумму порядка 13 млрд рублей, то в 2014 году эта сумма составила уже примерно 1,5 млрд рублей. Существенно снизились риски для компаний и улучшилась ситуация на рынке.

«В связи с этим мы полагаем, что развитие комплаенса поможет не только участникам рынка, но также и антимонопольным органам. Мы заинтересованы в том, чтобы снизить нагрузку сотрудников ФАС России, — подчеркнул Анатолий Голомолзин. — К примеру, на рынке топливно-энергетического комплекса уже произошли радикальные перемены. В 2008-2011 годах мы рассматривали порядка 100-150 дел о нарушениях антимонопольного законодательства ежегодно. По итогам 2014 года мы рассмотрели менее 20 таких дел. Приняты торговые политики, развивается институт организованных торгов, публикуются индикаторы цен — все это кардинально поменяло ситуацию на рынке нефтепродуктов. Это путь нашей совместной работы».

Далее Юлия Волкова и Галина Савостьянова, юридические советники Юнилевер Русь; Елена Павлова, директор департамента корпоративного права МТС; Екатерина Горшкова, старший юрист Сибур; Ольга Белова, руководитель антимонопольной практики Волжская ТГК; Вячеслав Мартемьянов, начальник отдела третейского и административного производства Лукойл, привели примеры систем антимонопольного комплаенса в международных и российских компаниях и рассказали о проблемах разработки, внедрения и исполнения и первых результатах.

В содержательной дискуссии были подняты следующие вопросы:

  • Методология оценки и классификации антимонопольных рисков. Метод глубокого погружения «Deep dive»
  • Какой должна быть система антимонопольного комплаенс? Обязательные и опциональные элементы системы. Должна ли система закрывать все риски?
  • Организация (структура) функции антимонопольного комплаенса в компании, правовая ли это функция? Место юристов в комплаенс-системе. Ключевые навыки и обязанности Антимонопольного менеджера.

Разнообразие опыта и рекомендаций участников вдохновило даже тех участников, которые пока не думали всерьёз о комплаенсе, заняться этим направлением. Тем более, что по ответам практиков, эта функция должна скорее находиться у юристов, чем у других подразделений.

Правда, А. Голомолзин подчеркнул, что о том, считать ли наличие программы антимонопольного комплаенса в компании смягчающим обстоятельством, в ФАС идут споры и, и пока они не завершены. Но в целом ФАС движется в сторону снижения ответственности, так, планируется расширить состав правонарушений, к которым будут применяться предупреждения.

Партнёр юридической фирмы Dentons и руководитель антимонопольной практики Марат Мурадов разделил условно антимонопольный комплаенс на две составляющие: нормативно-директивную и превентивно-защитную. Обе функции, по его мнению, должны дополнять друг друга, а на практике сильно недооценивается превентивно-защитная составляющая. По его мнению, «главная проблема — недооценка внешних факторов. Одно знание законодательства и практики — не панацея в такой прикладной отрасли как конкурентное право».

Марат усомнился, что ФАС следует знакомить с комплаенс документами процессуального характера с целью избежать или минимизировать ответственность.

Он объяснил, что согласовывать следует на добровольной основе бизнес практики, а не только договоры. Однако, согласования должны быть:

  1. ограничены во времени и подлежать пересмотру;
  2. не являться прецедентом для других участников рынка;
  3. должны быть открыты и могут быть оспорены.

А. Г. Голомолзину понравилась компетентная и открытая дискуссия членов ОКЮР, и он предложил выработать рекомендации, которые лягут в основу рекомендаций ФАС по комплаенс для компаний.

Начальник правового управления ФАС России Сергей Пузыревский, подхвативший эстафету, выразил надежду, что 4-ый пакет будет принят в июне этого года и с сентября вступит в силу. Он перечислил изменения, касающиеся подхода к доминированию, упразднению реестра, введение главы 2.1 о недобросовестной конкуренции, в которой из 10 статей осталось 7.

Главный юрист ФАС России коснулся и темы гражданско-правовой ответственности за нарушения антимонопольного законодательства, отметив, что нельзя терять инициативу (против которой возражал ОКЮР, считая её антиконституционной) о взыскании от 1 до 15% стоимости товара, проданного с нарушением антимонопольного законодательства. При это отметил, что ФАС не намерен отказаться и от оборотных штрафов, как административной меры. Да и от коллективных исков пока не нужно спешить отказываться, ведь «втроём прийти не страшно, а впятером ещё лучше», — пошутил он.

Сергей указал, что уровень госучастия должен сокращаться, этого, правда, не происходит в действительности, однако ГУПы и МУПы будут создаваться с согласия ФАС и только на ограниченных рынках. Ужесточится подход к нарушениям чиновников, ведь до сих пор дисквалификация была применена лишь в одном случае к муниципальному чиновнику, да и то в апелляции была отменена. Он поделился идеей о введении предупреждения в отношении нарушений чиновников, в случае нереагирования, принимать серьёзные меры.

Также вводится апелляционное обжалование решений территориальных управлений и повышение открытости ФАС: предоставление доступа к документам заявителя, органов власти при надлежащей ответственности за неразглашение сведений.

По итогам выступления С. Пузыревского началась дискуссия «К чему следует готовиться бизнесу — снижению давления или ужесточению наказаний», которую модерировал адвокат адвокатского бюро ЮС Ауреум Сергей Никоноров.

Екатерина Горшкова поделилась проблемой в регулировании закупок. Руководитель юридического отдела Кимберли-Кларк Александр Партин осветил тему «Антимонопольное регулирование ценовых вопросов в условиях текущей финансово-экономической ситуации: повышенное внимание со стороны государства и бизнеса». Татьяна Мачкова, начальник отдела административной практики правового департамента, Сбербанк России, дала практические рекомендации об обжаловании решений ФАС.

Начальник юридического отдела департамента правовой и корпоративной работы «РТ-Инвест Транспортные Системы» Наталья Смирнова обратила внимание на то, насколько наличие ограничения на совершение сделки без согласия ФАС (по предписанию) препятствует участию в конкурсе на заключение такой сделки/заключению предварительного договора, и каковы нарушения в ходе торгов, проводимых коммерческими компаниями вне 223-ФЗ.

Старший юрист правового департамента РОСНАНО Анна Непранова привела курьёзный случай, когда ФАС отменила закупку юр услуг и своим решением по существу вынудила компанию заключить договор на закупку юр. услуг с фирмой, не отвечающей требованиям компании.

Радмила Никитина, руководитель группы антимонопольного права юридической фирмы ЮСТ, представила дорожную карту поведения при внеплановых проверках компаний антимонопольными органами. Радмила красочно изложила рекомендации по подготовке к проверке и при проведении проверки.

Вот, например, некоторые рекомендации по подготовке к проверке.

  • Утверждение внутренних документов компании, регламентирующих поведение сотрудников на проверке;
  • Назначение должностных лиц компании, ответственных за ход проведения проверки (далее — команды);
  • Назначение руководителя команды, контактирующего с инспекцией от имени компании;
  • Проведение внутренних семинаров сотрудникам компании на предмет проведения проверки антимонопольным органом.

В завершение Форума Объединение Корпоративных Юристов договорились продолжить взаимодействие в рабочем режиме с ЕЭК и ФАС России.

Фотогалерея события



Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2020, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов