Разделы сайта

Блог Президента ОКЮР Александры Нестеренко

29 декабря 2019
ДРУЗЬЯ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ!
Когда я думала над заголовком, то скучные «Итоги года» и «Главное за 2019 год» отложила ср...
15 ноября 2019
ВАЖНО ЛЮБИТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЕШЬ! ГЛАВНЫЕ ЮРИСТЫ О СМЫСЛАХ ЖИЗНИ
Мы надолго заряжены прекрасным настроением,сплотившим нас на Годовом сборе 100 главных юристов...
28 октября 2019
ОКЮР СТАЛ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМ ПАРТНЁРОМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ В РЕФОРМЕ КНД
С лета 2019 года члены ОКЮР направляли своих экспертов в формируемые Аппаратом Правительства ...
30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...



Мероприятия, Фотогалереи, Пресс-релизы ОКЮР

«Перезагрузка» корпоративных отношений в контексте реформы ГК»


Партнеры:

25 сентября 2014 года
Место проведения: Москва, ул. Ильинка, д. 6, Конгресс-центр ТПП РФ

Посмотреть презентации круглого стола >>

(только для членов ОКЮР)

1 сентября вступили в силу изменения в Гражданский кодекс, которые кардинальным образом меняют систему корпоративных отношений в России в целом. Понять, что закладывали разработчики в новую редакцию ГК и задать им вопросы, которые ежедневно возникают на практике, на конференцию ОКЮР «Перезагрузка» корпоративных отношений в контексте реформы ГК» пришло свыше 250 юристов компаний.

Открывая конференцию, президент ОКЮР Александра Нестеренко анонсировала событие «творением и плодом труда талантливых юристов».

Модераторами конференции выступили Андрей Гольцблат, управляющий партнёр Goltsblat BLP, и Елена Павлова, директор департамента корпоративного права МТС, которая стала также ее научным руководителем.

По мнению Ольги Рузаковой, заместителя руководителя аппарата комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, главными новеллами четвертой главы ГК являются усиление ответственности руководителей и членов коллегиальных органов юрлиц, положение о едином учредительном документе для юридических лиц – уставе, новое понятие корпоративного договора, а также разграничение правового статуса публичных и непубличных акционерных обществ. Особое значение, по ее мнению, также имеет создание исчерпывающего перечня организационно-правовых форм как коммерческих, так и некоммерческих организаций. По словам Рузаковой, перед рабочей группой стояла задача обеспечить баланс интересов крупных корпоративных организаций, их контрагентов, кредиторов.

Не спешил с высокой оценкой новой редакции ГК Евгений Алексеевич Суханов, завкафедрой гражданского права юрфака МГУ и зампред Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ. Ярко и эмоционально он рассказал о том, что работа над ГК идёт более 6 лет и «конца ей не видно». Он пояснил, почему столь скептически оценивает изменения в ГК. Изначально, по мнению Суханова, перед разработчиками ставились задачи: приведение нашего гражданского права в соответствие с развивающимися рыночными отношениями, а также «наведение порядка в законодательстве».

«Достигнуты ли цели ГК - упорядочить законодательство? Например, только некоммерческих организаций было около тридцати видов. Сейчас только два», - рассуждал он.

Основными оппонентами Е.А. Суханов назвал Минэкономразвития и МФЦ. Он упомянул, что целью МФЦ являлось повышение международного рейтинга России, а это точно не задача ГК.

Е.А. Суханов напомнил о чёткой системе юридических лиц за рубежом и о попытках систематизировать юр лица в ГК. Обратился он и к корпоративному договору, который назвал «моделью масонской ложи». Во внедрении корпоративного договора Суханову видится угроза, так как 3/4 российских обществ создано в форме ООО, и они с радостью могут использовать договор для сокрытия своих договорённостей. По его мнению, при использовании корпоративного договора отпадают проблемы управления и ответственности, подобных моделей нет ни в США, ни в Англии.

В очередной раз профессор выразил неудовольствие тем, что МЭР «протащило» хозяйственные партнёрства, которых нигде нет. А ещё он обратил внимание на «финансовые общества», появившиеся в конце 2013 года в виде главы в Закон об АО. Эти общества собирают денежные требования и могут под них выпускать денежные облигации, при этом лишены права заключать трудовые договоры.

На вопрос, что же хорошего в новой редакции главы 4, Суханов назвал нормы о реорганизации и ликвидации, а также восстановление корпоративного контроля.

Ростислав Кокорев, замдиректора департамента корпоративного управления Минэкономразвития, прокомментировал наиболее острые моменты в проектах законов о внесении изменений в Законы Об АО и ООО в связи с принятием ГК, дипломатично отметив, что законотворческая политика – это искусство возможного.

«Мы считали, что главная задача изменений – это модификация корпоративного законодательства и улучшение условий ведения бизнеса в России», – объяснил он цели Минэкономразвития, а затем признался, что результат получился не идеальный.

По его словам, множество споров вызывают следующие моменты: 1) описания публичных и непубличных обществ более подробно, чем в ГК; 2) удостоверение решений собраний; 3) корпоративный договор; 4) исключение акционеров; 5) новый порядок реализации исков и др.

Сергей Сарбаш, преподаватель Российской школы частного права, начал выступление с терминологических сложностей. «Единоличный исполнительный орган и несколько лиц – это как? Он же единоличный. Тут просто разрыв шаблона происходит» - рассуждал он, назвав российского юриста самым находчивым юристом в мире, который «переживет и это».

Сарбаш остановился на проблеме "двух ключей" в публично-правовых отношениях. Остается неясным, по его словам, кто должен быть привлечен к административной ответственности.

"С точки зрения текста ГК я, конечно, сейчас не вижу препятствий реализовывать принцип "двух ключей", – закончил он. – Но я бы посоветовал не применять его до изменений в корпоративном законодательстве. А когда будем его реализовывать – лучше наиболее осторожно использовать вторую модель, когда при совместной компетенции устанавливается, что два или более директоров компетентны только вместе заключить сделку".

Олег Зайцев, преподаватель Российской школы частного права, назвал достижением признание корпоративного законодательства частью гражданского. Рассуждая о директоре как представителе юридического лица, сказал, что и во Франции, и в Англии директор является представителем, и он уверен, что это правильно. «Во всяком случае, уклониться от ответственности директору, будучи представителем юридического лица, станет значительно сложнее».

Приступая к обсуждению доктрины «снятия корпоративной вуали» Е. Суханов вновь напомнил о долгих спорах с Минэкономразвития. По мнению учёного, случаи снятия корпоративной вуали должны быть редкими исключениями. В США, например, должны быть удовлетворены двадцать критериев и ни одним меньше, чтобы это произошло. «Чем быстрее наши предприятия получают корпоративный щит, регистрируя компанию за два дня в одном окне, тем меньше этому щиту цена». Увлечение «протыканием» вуали опасно, это ответственная вещь, можно прийти к утрате действия норм корпоративного права, будут действовать только нормы договорного права. Возникает вопрос, зачем создавалось юридическое лицо.

Алёна Кучер, партнер юрфирмы Debevoise & Plimpton LLP, обратилась к новому режиму оспаривания сделок корпорации её участниками. «Не слишком ли много инструментов мы дали акционерам для опрокидывания сделок», спрашивает она. «Все бегают и разрушают сделки, вместо того, чтобы привлекать к ответственности директоров», сказала Алёна, а это явная угроза стабильности гражданского оборота. Она напомнила, что во Франции гринмейлеров-миноритариев привлекают к ответственности. А в Германии не сами участники корпорации наделены правом оспаривать сделку, а лишь члены правления.

Александр Кузнецов, разработчик ГК, важной новеллой назвал возможность исключения участника, ранее это было только в законах об АО и ООО. «Сейчас в ГК отражён европейский опыт: либо выкупить долю, либо исключить того, кто вредит».

Сергей Крохалев, партнер юридической фирмы Bake&McKenzie, отметил, что всё большее количество компаний заключают сделки по российскому праву. Причины этого таковы: сильная переговорная позиция российского партнера (нередко компании с гос. участием); более простая структура → проще согласовать, создать и администрировать (Особенно это актуально для проектов со средним/небольшим объемом инвестиций); различные инициативы государства по деофшоризации; формирующаяся положительная судебная практика (по корпоративным договорам, сделкам с долями в ООО). Как пример, постановление ФАС СЗО от 20.03.2014 по делу №А45-1845/2013, дело ООО «ИмДи-Тест»).

Сергей подробно описал и риски, вытекающие из такого структурирования, а также обратил внимание на новые положения о корпоративном договоре в проекте законов об АО и ООО.

Денис Новак, преподаватель Российской школы частного права, выступил с обстоятельным докладом по новеллам главы 4 ГК об ответственности членов органов управления и фактически контролирующих лиц, представив взгляд учёного и практика на проблему с учетом последней судебной практики. Денис рассказал, что новая редакция ст.53.1.ГК детализировала ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица.

Д. Новак разъяснил, почему в ГК появился новый п.3 ст. 53.1., вводящий обязанность лица, имеющего фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в пунктах 1 и 2 статьи 53.1, действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и нести ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.

В ходе дискуссии С.В. Сарбаш отметил, что сейчас закон сдвинулся в сторону защиты участников, однако оптимальным является баланс: слишком много прав участникам влечёт злоупотребления. Важна будущая судебная практика.

Елизавета Корягина рассказала об изменениях в ГК в контексте сделок M&A. Она подчеркнула, что новый ГК РФ не содержит и половины механизмов, за введение которых высказывались представители «бизнеса». Однако основная проблема кроется не в том, что в ГК РФ напрямую закреплен или не закреплен аналог того или иного англо-саксонского механизма, а в правоприменительной практике в общем и в понимании принципа «свободы договора» в частности, на что неоднократно обращали свое внимание судьи ВАС РФ.

Большинство англо-саксонских механизмов отработаны не в статутном праве, а сложились в процессе правоприменения, в т.ч. в судебных прецедентах.

Даже включение в ГК РФ всех англо-саксонских механизмов вряд ли сделало бы российскую юрисдикцию более привлекательной в связи низким уровнем доверия к отечественной судебной системе. Поэтому Е. Корягина считает нужным объединить усилия специалистов и предложить бизнесу такие варианты договоров, которые помогут раскрыть потенциал российского для сделок M&A.

По её мнению, споры по финансовым/корпоративным вопросам на практике могут оказаться очень сложными, поэтому необходимо создание специализированного суда (по аналогии с судом по интеллектуальным спорам), который будет рассматривать в частности споры по сделкам M&A, по спорам между участниками СП и другие корпоративные споры.

Корпоративный актив ОКЮР продолжит работу над изменениями в гражданском законодательстве. В рамках конференции принято решение по дополнению " Руководства к действию для юристов компаний по изменениям в ГК" в соответствии с грядущими изменениями в законы об АО и ООО.



Информационные партнёры



Фотогалерея события



Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2020, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов