Разделы сайта
Признание ОКЮР на государственном уровне

Блоги. События ОКЮР глазами участников

30 мая 2019
ТРИ НАГРАДЫ НА ПМЮФ
Когда Елена Борисенко, Советник Министра юстиции, и Юрий Любимов, самый молодой заместитель...
15 апреля 2019
УШЁЛ ВАСИЛИЙ ЛИХАЧЁВ
Неожиданно от нас ушёл великий юрист, учёный, государственный деятель, дипломат и прекрасный...
15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...
23 ноября 2018
ПРАВИЛО "ЗУБНОЙ ЩЁТКИ". О ЧЁМ ГОВОРЯТ РУКОВОДИТЕЛИ
В этом году собрание 100 руководителей правовых и иных подразделений особенно удалось. Ве...
24 июля 2018
НЕВОСПОЛНИМАЯ УТРАТА
Когда уходят близкие люди, не сразу осознаёшь, кого теряешь. Для меня таким человеком был Вениамин Ф...



Мероприятия, Фотогалереи, Пресс-релизы ОКЮР

IX-я Ежегодная конференция с Конституционным Судом Российской Федерации «Персональная ответственность в хозяйственной деятельности как вектор правоприменения»



При официальной поддержке

Партнеры

PWC

13 мая 2019 года, с 12:00 до 19:00
Место проведения: Санкт-Петербург, ул. Большая Морская, д. 39. Отель «Астория», Бальный зал

Посмотреть презентации конференции >>

(только для членов ОКЮР)

«Aequĭtas sequĭtur legem»
(Справедливость следует за законом)

О выступлении А.Коновалова на конференции на сайте Минюста России

О выступлении А Молчанова на конференции на сайте ФАС России

О конференции в газете "КоммерсантЪ"

Резолюция сателлитного мероприятия ПМЮФ-2019 – IX Ежегодной научно-практической конференции Ассоциации «НП «ОКЮР» с участием Судей Конституционного Суда Российской Федерации и Министра юстиции Российской Федерации

Программа

13 мая 2019 года Ассоциация «Некоммерческое партнерство «Объединение Корпоративных Юристов» (ОКЮР) провело IX Ежегодную научно-практическую конференцию на тему «Персональная ответственность в хозяйственной деятельности как вектор правоприменения». Конференция с участием Судей Конституционного Суда Российской Федерации и Министра юстиции Российской Федерации, сателлитное мероприятие ПМЮФ 2019, прошла накануне IX Петербургского Международного Юридического Форума.

Александра Нестеренко, Президент ОКЮР, поприветствовала гостей и представила модераторов конференции — Сергея Пепеляева, управляющего партнера юридической фирмы «Пепеляев Групп», и Руслана Ибрагимова, вице-президента по корпоративным и правовым вопросам «Мобильные ТелеСистемы».

Сергей Пепеляев отметил сверхактуальность выбранной темы и подчеркнул, что за последние три года количество исков о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей и собственников выросло вдвое, а суммы взыскиваемых средств — в пять раз. Такая динамика процесса, по его мнению, не свойственна эволюции, в данном случае это скорее темпы развития эпидемии или революции.

Руслан Ибрагимов обратил внимание на то, что тема персональной ответственности все больше и больше занимает умы российских юристов, и не столько с точки зрения кейсов, которые возникают в практической деятельности, сколько с точки зрения теоретического осмысления этой темы. Он предложил в рамках конференции комплексно подойти к анализу темы, чтобы с теоретических позиций, позиции Конституции, законодательства, судебной практики осмыслить ее и в результате дать объективную оценку такому явлению, как персональная ответственность руководителей и собственников компаний. Особенностью этой темы является то, что она находится на стыке многих отраслей права и для решения возникающих вопросов необходимо анализировать корпоративное, гражданское, трудовое, конституционное, налоговое, уголовное законодательство. Современные юристы должны грамотно и профессионально реагировать на эти новые вызовы.

С. Пепеляев и Р. Ибрагимов также подчеркнули, что по результатам конференции будет принята и направлена в органы государственной власти (Конституционный и Верховный суды, Министерство юстиции) резолюция, в которой будут зафиксированы тезисы спикеров и выводы по результатам дискуссии. Данная резолюция будет представлять собой предлагаемый план дальнейших действий в части систематизации и совершенствования института субсидиарной ответственности менеджеров и собственников компаний, а также представит рекомендации и предложения корпоративных юристов и внешних консультантов.

Конференция состояла из трех сессий.

I.

Первую часть, посвященную тренду усиления ответственности менеджеров и собственников, открыл Гадис Гаджиев, судья Конституционного Суда Российской Федерации, с темой «Конституционные аспекты персональной ответственности собственников и должностных лиц компаний: практика Конституционного Суда Российской Федерации».

Спикер предложил погрузить проблематику ответственности, проникающей сквозь «корпоративную вуаль», а также проблематику ответственности руководителей и собственников, в систему конституционно-правовых координат. По мнению Гадиса Абдуллаевича, «корпоративные юристы должны не только решать проблему персональной ответственности ключевых лиц изнутри, но и держать над головой «зонтик» из конституционно-правовых принципов, которые помогут в решении этих очень сложных проблем».

Говоря о теме возмещения вреда, Г. Гаджиев обратился к известному Постановлению КС РФ № 39-П1, в свое время вызвавшее критику со стороны корпоративных юристов, и к Постановлению КС РФ № 14-П2, принятое в этом году и вызвавшее критику уже со стороны налоговых органов. Два этих постановления объединяет общий предмет — проверка конституционности ст.15, ст.1064 ГК РФ, пп.14 п.1 ст.31 НК РФ.

Спикер напомнил, чем Постановление КС РФ № 39-П заслужило свою известность — в нем был сформулирован такой важный для рассматриваемой темы принцип недопустимости неосновательного обогащения публично-правового образования в результате взыскания причиненного ущерба в двойном размере — и с юридического лица в рамках налоговых правоотношений, и с физического лица (руководителя, собственника) в рамках его гражданско-правовой ответственности за действия/бездействия юридического лица.

Такое двойное взыскание ущерба, по мнению КС, очевидно нарушает баланс частных и публичных интересов, если под частными интересами понимать принцип свободы экономической деятельности и принцип неприкосновенности собственности.

Гадис Абдуллаевич также привел три основных вывода, содержащихся в Постановлении КС РФ № 39-П:

  • Об исключении сумм штрафов за налоговые правонарушения из убытков, взыскиваемых с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений;
  • О необходимости учета имущественного положения физических лиц при взыскании сумм ущерба, причиненных публично-правовому образованию, степени его вины, характера совершенного правонарушения и иных существенных обстоятельствах;
  • Об ограничении возможности взыскания ущерба с физических лиц: ущерб, причиненный публично-правовому образованию действием или бездействием юридического лица, может быть взыскан с физического лица только при подтверждении окончательной невозможности исполнения юридическим лицом налоговой обязанности — в случае если юридического лицо — налогоплательщик уже прекратило свою деятельность или является фактически недействующим.

Касаясь правоприменительной практики, Судья Конституционного Суда РФ отметил еще один больной для юридического сообщества аспект — очевидное пренебрежение судами вышеуказанными выводами КС при рассмотрении дел о взыскании с физических лиц ущерба, причиненного публично-правовому образованию юридическим лицом в рамках налоговых правоотношений. В частности, суды взыскивали с физических лиц не только неустойки, но и штрафы за совершенные юридическим лицом налоговые правонарушения, что прямо противоречит позиции КС.

Говоря о правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ № 39-П, Г. Гаджиев пояснил, что она представляет собой баланс публичных и частных интересов, который защищается той самой «корпоративной вуалью», запрещающей проникновение в имущественную сферу физических лиц (руководителей, бухгалтеров), если у юридического лица имеется имущество, способное к реализации в рамках процедуры конкурсного производства. Однако суды при рассмотрении дел не проверяют фактическую возможность исполнения юридическим лицом своих обязанностей и обязательств, в частности, налоговых.

В Постановлении КС РФ № 14-П, принятом в этом году, Суд подтвердил свою позицию, указанную в Постановлении КС РФ № 39-П о том, что иск налогового органа к физическому лицу о взыскании ущерба, причиненного публично-правовому образованию юридическим лицом, возникает не из налоговых правоотношений, а из гражданских.

При этом, несмотря на то, что КС оправдал возможность ФНС и ее органов обращаться за взысканием с бывшего руководителя убытков в виде понесенных ФНС (ее органами) расходов на процедуру банкротства юридического лица (в данном случае), КС установил, что «автоматическое возложение имущественной ответственности на бывшего руководителя, своевременно не подавшего заявление о банкротстве юридического лица, невозможно, поскольку неисполнение руководителем должника в предусмотренных законом случаях обязанности подать заявление о признании должника банкротом в арбитражный суд само по себе еще не влечет неизбежных расходов уполномоченного органа».

Важным выводом, изложенным в Постановлении КС РФ № 14-П, является вывод о необходимости проверки разумности и осмотрительности действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других). Взыскание же с бывшего руководителя в полном объеме соответствующих расходов, возникших, в том числе, из-за неверной оценки уполномоченным органом и иными лицами возможности их погашения за счет средств должника, не отвечает общим принципам юридической ответственности и приводит к нарушению прав руководителя должника.

КС указал, что публично-правовое образование является, хоть и особенным, но субъектом гражданских правоотношений, и обязано действовать добросовестно и разумно при осуществлении им своих субъективных прав и обязанностей.

«Это намек на то, что нельзя злоупотреблять. Это намек на то, что нельзя осуществлять права, в данном случае гражданские, не в соответствии с их социальным назначением», — добавил Гадис Абдуллаевич.

Отвечая на вопрос, спикер отметил, что данная правовая позиция универсальна и может быть применена к другим государственным органам (публично-правовым образованиям).

Вспомнили и Постановление КС РФ от 24.02.2004 № 3-П, в котором было провозглашено право юридического лица самостоятельно принимать стратегические и экономические решения и прописано, что судебный контроль призван обеспечивать защиту прав и свобод акционеров, а не проверять экономическую целесообразность принимаемых органами управления юридического лица решений.

«Надо учитывать, что глубокие сдвиги происходят в нашем гражданском законодательстве. Я бы даже назвал их «тектоническими». То, что происходит с 2014 года, когда был введен принцип добросовестности, это революция... Царствующий принцип гражданского права — принцип добросовестности,» — заключил Гадис Абдуллаевич.

От темы конституционно-правовых принципов при привлечении к персональной ответственности перешли к обзору трендов изменения законодательства об ответственности менеджмента и собственников юридических лиц.

Раиса Алексахина, партнёр PwC Legal, выступила на тему «Общий обзор трендов изменения законодательства РФ об ответственности менеджеров и собственников компаний за правонарушения в хозяйственной сфере».

Спикер напомнила о развитии законодательства и развитии правоприменения в сфере ответственности, которые обусловлены двумя главными факторами:

быстро меняющиеся реалии нашей жизни (экономика, информационные потоки, фактические обстоятельства);

необходимость наличия постоянных юридических институтов, которые определяют правила поведения, а именно законодательные основы и правоприменительная практика.

В разрезе второго фактора роль института ответственности сложно переоценить, поскольку он играет две роли — наказание и предотвращение, чтобы мы не допускали нарушений или, по крайней мере, понимали, что если что-то будет нарушено, то последует реакция со стороны государства, контрагентов и т. д.

Однако сегодня прослеживаются аспекты неюридической ответственности (репутационной, социальной и т. д.).

Если посмотреть на развитие института ответственности во временном периоде, то можно выделить три этапа:

  1. Классические формы ответственности (административная, уголовная, налоговая, гражданская, дисциплинарная, материальная). Для этого этапа характерно не широкое распространение ответственности руководителей или собственников, которые привлекались к персональной ответственности в наиболее значимых случаях.
  2. Развитие персональной ответственности лиц, которые принимают непосредственное участие в принятии стратегических решений для юридических лиц. Для этого этапа характерно повышенное внимание к руководителям юридических лиц, вызванное оценкой их действий и решений для таких юридических лиц. Одновременно стали развиваться иные формы ответственности, что вызвало всплеск развития политик, программ, мер, механизмов, направленных на повышение значимости решений руководителей, что, в свою очередь, привело к повышению значимости репутации, брендов, как нематериальных активов юридических лиц, сущностью или важностью которых обусловлены действия руководителей юридического лица.
  3. Появление неюридических видов ответственности — на передний план выходят репутационная и социальная. Для этого этапа характерно имплементирование этих видов ответственности в юридические формы ответственности.

По мнению спикера, мы не должны принимать или узко трактовать формы только той ответственности, которые юридически закреплены. Мы должны более широко понимать и позиционировать, что «степень ответственности юридического лица очень близко соприкасается с действиями собственников и руководителей юридического лица».

«Итоговый общий тренд, который мы сегодня наблюдаем в правоприменительной практике заключается в том, что происходит активный процесс повышения социальной и персональной ответственности за принятые решения», — заключила спикер.

Далее слово взял Алексей Рябов, руководитель экспертно-правового департамента Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей.

Он осветил тему «Практики защиты Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей прав руководителей хозяйствующих субъектов».

Спикер обратил внимание, что в соответствии с Законом об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации3, субъекты предпринимательской деятельности могут рассчитывать на помощь уполномоченных в случае, если их права были нарушены органами государственными власти, должностными лицами либо организациями, которые наделены публичными функциями. В связи с чем сугубо гражданские правовые споры и корпоративные споры находятся за пределами компетенции уполномоченных. Однако из этого правила есть одно существенное исключение — если такого рода споры сопряжены с привлечением контролирующих лиц к уголовной ответственности по предпринимательским статьям.

А. Рябов затронул проблему возложения на руководителя юридического лица имущественной ответственности за неисполнение организацией налоговых обязательств.

Если изначально руководителей привлекали к имущественной ответственности только в том случае, если они были осуждены по ст. 199 УК РФ и решение суда вступило в законную силу, то далее количество ограничивающих факторов для привлечения к ответственности становилось все меньше. Так, стали привлекать к ответственности и в том случае, когда уголовное дело было прекращено по не реабилитирующим основаниям (применение амнистии или истечение срока давности), затем появилась такая возможность и на стадии предварительного расследования, а к 2015 году достаточными были результаты налоговых проверок.

Такая практика привела к тому, что в ряде регионов стал наблюдаться серьезный дефицит кандидатов на должность руководителей и главных бухгалтеров организации, поскольку в рамках правоприменительной практики фактически сформировался институт солидарной ответственности по уплате налогов организаций и их руководителей.

Спикер указал следующие претензии к такой практике:

  1. Неосновательное обогащение государства, которое могло взыскивать одну и ту же сумму дважды: один раз в качестве налогов с организации, второй — в качестве суммы возмещения ущерба.
  2. Такого рода ответственность контролирующих лиц должна строиться исключительно на началах субсидиарности, и привлечение таких лиц к ответственности возможно только в том случае, когда исчерпана возможность взыскания налогов с самой организации.
  3. Превращение генерального деликта в «резиновую» конструкцию, когда любой ущерб мог за собой повлечь применение иска из деликта. К правоотношениям относительного типа конструкция из деликта не должна применяться.

Положительное влияние оказали выводы, изложенные в Постановлении КС РФ № 39-П — по статистике количество деликтных исков резко уменьшилось. При этом имеет место тенденция увеличения количества исков о привлечении к субсидиарной ответственности, в связи с чем проблема полностью не решена, а перешла на несколько иной уровень.

С точки зрения практической защиты интересов предпринимателей, одной из задач уполномоченных является распространение принципов, которые были сформулированы в Постановлении КС РФ № 39-П, ограничивающие возможность возмещения ущерба с контролирующих лиц, в том числе на субсидиарную ответственность.

В качестве следующей проблемы А. Рябов выделил игнорирование правил межотраслевой преюдиции в уголовном процессе. Речь идет о возможности пересмотра в рамках арбитражного судопроизводства дела, которое было принято в пользу субъекта предпринимательской деятельности, через возбуждение уголовного дела по ст. 199 УК РФ. Такая практика противоречит Постановлению КС РФ от 21.12.2011 № 30-П.

По мнению спикера, невозможно сразу возбуждать уголовное дело по ст. 159 и ст. 199 УК РФ. Если возникает сомнение в правильности решения арбитражного суда, то необходимо возбуждать уголовное дело по преступлению против правосудия, и только в случае, если по такому делу лицо было осуждено, можно переходить, соответственно, к статьям 159 и 199 УК РФ.

Также А. Рябов обозначил негативную тенденцию попыток правоохранителей преодолеть правовые позиции Конституционного Суда РФ, направленные на защиту прав контролирующих лиц.

II.

Вторую сессию, в которой анализировалась персональная ответственность менеджеров и собственников компаний за нарушения в публично-правовой сфере, открыл Артём Молчанов, начальник Правового управления ФАС России, который поделился с участниками конференции взглядами ФАС России о том, что ужесточение персональной ответственности за антиконкурентные соглашения выражено не в увеличении санкций за те или иные действия, которые касаются ограничения конкуренции, а в обеспечении реализации надлежащих мер такой ответственности.

Заключение антиконкурентных соглашений, безусловно, нарушает публичный интерес, но не стоит забывать, что в первую очередь такие соглашения нарушают интересы участников рынка.

При этом действующее законодательство предусматривает ответственность за заключение и участие в таких соглашениях вплоть до уголовной. Однако по ст.178 УК РФ не было вынесено ни одного обвинительного приговора в 2018 году, хотя антимонопольный орган направляет большое количество дел в следственные органы.

«Ежегодно ФАС России выносит несколько сотен решений по делам о картелях, количество привлеченных к административной ответственности юридических лиц достигает полутора тысяч, а сумма административных штрафов — 3 миллиардов рублей. При этом количество уголовных дел и приговоров по статье 178 Уголовного кодекса Российской Федерации исчисляется единицами», — добавил спикер.

Если данная норма УК не применяется, значит, она является неопределенной и не отвечает текущим реалиям, и требует внесения изменений.

По словам начальника Правового управления, ст. 178 УК РФ необходимо дополнить новым квалифицирующим признаком, повысить пороговые значения для привлечения к уголовной ответственности, а также упростить предусмотренный УК РФ механизм освобождения от ответственности по данной статье, чтобы и механизм также стал рабочим.

Сергей Таут, эксперт «Пепеляев Групп» и Проектно—учебной лаборатории антикоррупционной политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» посвятил свое выступление вопросам мер антикоррупционного комплаенса, которые должны применять компании в своей хозяйственной деятельности.

Прежде всего, докладчик отметил, что масштаб проблемы бизнес-коррупции вынуждает все страны мира, в том числе и Россию, бороться с ней, устанавливая не только меры ответственности за взяточничество, но и нормативно определяя требования антикоррупционного характера к самим компаниям.

В российском законодательстве всегда существовала уголовная ответственность за коррупционные нарушения, но данные нормы являлись охранительными, а не регулятивными, и не позволяли компаниям понять меру должного и правомерного поведения.

В 2012 году появилась ст. 13.3 Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 № 273-ФЗ, которая определила требования антикоррупционного характера к компаниям.

Несмотря на свой прорывной для того времени характер, норма изначально содержала в себе пороки регулирования, а именно неконкретный характер ряда содержащихся в ней предписаний — например, сотрудничество компании с правоохранительными органами или внедрение процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы компании.

Поэтому нормы законодательства, определяющие требования антикоррупционного характера к компаниям, явно нуждаются в своем усовершенствовании. По мнению Сергея, российский бизнес хотел бы увидеть следующие изменения:

  • объем комплаенс-мер, предусмотренных ст. 13.3 ФЗ «О противодействии коррупции» и обязательных для имплементации компанией, должен зависеть от размера компании (количество сотрудников, финансовые показатели, иные критерии);
  • целесообразно конкретизировать в законе требования к компаниям по принятию антикоррупционных мер.

Также спикер, исходя из практики прокурорских проверок и судебной практики, отметил, что можно вычленить следующие меры антикоррупционного комплаенса для компаний, которые могут помочь избежать ответственности:

  • принятие антикоррупционных мер независимо от размера компании;
  • предусмотреть практически реализуемые механизмы имплементации антикоррупционной политики;
  • необходимо реально исполнять собственные антикоррупционные локальные акты;
  • тщательный отбор контрагентов;
  • аккуратная кадровая политика;
  • обеспечить внесение в учредительные документы соответствующих изменений, принять необходимые локальные акты и регламенты, внести в типовые гражданско-правовые и трудовые договоры стандартные антикоррупционные оговорки, провести необходимые организационные мероприятия из числа предусмотренных законом и подзаконными актами мер по предупреждению и противодействию коррупции в организации.

Кроме того, спикер обратил внимание на те инструменты, которые могут стимулировать компании к имплементации антикоррупционных стандартов, процедур внутреннего контроля, этических норм и процедур комплаенса:

  • включение надлежащего выполнения компанией процедур антикоррупционного комплаенса в число обстоятельств, исключающих или смягчающих ответственность организаций в рамках статьи 19.28 «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица» КоАП, а также в рамках уголовных статей;
  • законодательное закрепление обязанности судов учитывать надлежащее выполнение компанией процедур антикоррупционного комплаенса при принятии решений о возложении на компанию субсидиарной ответственности;
  • предоставление компаниям преимуществ при участии в процедурах государственных и муниципальных закупок;
  • учет при принятии решения о мерах государственной поддержки.

Руслан Ибрагимов поддержал спикера, отметив, что такое предложение по стимулированию компаний предоставлением преимуществ при участии в процедурах закупок действительно является очень важным, и оно может быть реализовано путем включения соответствующих положений в тендерную документацию государственных компаний, которые проводят государственные закупки, но остается вопрос конкретной реализации этого инструмента, а также то, как будут на это реагировать антимонопольные органы.

Продолжил тему персональной ответственности руководителей и собственников компаний Александр Коновалов, Министр юстиции Российской Федерации. Александр Владимирович впервые выступал на конференции ОКЮР и его выступление вызвало повышенное внимание участников.

Прежде всего, А. Коновалов поблагодарил за приглашение, отметив ценность данного цикла конференций ОКЮР, и обозначил, что есть определенные проблемы в тех трендах, которые складываются в части установления персональной ответственности руководителей хозяйствующих субъектов за недобросовестные решения.

Одна из проблем — это проблема двойного наказания. Во-первых, нарастает практика составления различных реестров тех хозяйствующих субъектов и их руководителей, которые запятнали себя с точки зрения публичного правопорядка. Например, реестр недобросовестных поставщиков с установлением двухлетнего запрета на участие в государственных закупках, что является определенно дополнительной санкцией.

Во-вторых, существующая практика регресса к руководителю. В целом, судебное толкование допускает возможность регресса по отношению к руководителю со стороны организации при условии недобросовестного, неразумного поведения директора. Однако надо обратить внимание, что часто и директор, и организация одновременно привлекаются к ответственности, что вызывает определенные вопросы с точки зрения двойной ответственности. Так, например, в Англии и Уэльсе с 2011 г. практика пошла по другому пути — там отказались от возможности применить регресс к руководителю организации, когда его действия привели к штрафу для организации. Естественно, эта практика не имеет значения для нашего правоприменения, но это повод задуматься над данной проблематикой.

Другая проблема состоит в том, что наша практика пошла по пути повышенной казуизации случаев недобросовестных, злонамеренных действий руководителей хозяйствующих субъектов, за которые они должны привлекаться к персональной ответственности. Так, сейчас имеется целый пакет новелл в различные отрасли законодательства, которые или разрабатываются, или уже разработаны — все это создает впечатление содержательного тренда, но путь к казуистике, который был избран, несет в себе ряд опасностей.

В частности, основная опасность заключается в правильном понимании и правильном применении этого нового законодательства. Само по себе прочтение и понимание диспозиций новых статей требует высокой квалификации, но и правоприменение потребует от исполнителей очень сложной кропотливой работы по формированию доказательственной базы.

Министр юстиции РФ предложил, что заинтересованным профильным органам в (Генеральной прокуратуре, ФАС России, Верховному суду, следственным и правоохранительным органам) надо еще на этапе разработки четко договориться, какие действия образуют состав правонарушений, а какие нет. Такое совместное обсуждение позволит сделать хороший задел для будущего правоприменения нового законодательства.

Также А. Коновалов обратил внимание, что ответственность должна быть в первую очередь адекватной. Это означает, что она должна быть неотвратимой, соразмерной, универсальной, то есть всеобщей, и своевременной. А также обладать признаками экономичности — то есть быть во благо правопорядку в целом и гражданскому обороту в частности.

Возможно, было бы правильнее уголовно-правовые аспекты привлечения к персональной ответственности руководителей обсуждать «в одном пакете» с рассмотрением гражданских споров, в том числе, может быть, даже одним и тем же судьей.

А быть может, стоит обойтись и без чрезмерной казуизации, попыток предусмотреть в законе все возможные оттенки правонарушений в данной сфере. Или, имеет смысл существования только одной общей статьи о злонамеренном поведении руководителей и доверить судебным органам толковать эту норму более или менее детально под тот или иной казус. Это будет важным и решительным шагом к доверию к судам, который позволит последним гибко и адекватно приспосабливать общие нормы к конкретным ситуациям, поскольку предусмотреть все варианты в законе по определению невозможно.

Александр Коновалов подчеркнул важность поднимаемых ОКЮР проблем и наградил Александру Нестеренко серебряной медалью Минюста России «За содействие».

Сергей Сосновский, партнер юридической компании «Пепеляев Групп», затронул вопросы персональной ответственности в налоговом законодательстве, в том числе аспекты угрозы персональной ответственности руководителя как средство ограничения прав налогоплательщика по распоряжению своим имуществом.

Основной целью уголовного законодательства ни нормативно, ни с точки зрения теории не является восстановление причиненного преступлением вреда. Контроль за правильностью и полнотой исчисления и уплаты налогов призваны осуществлять налоговые органы, а не правоохранительные.

Но на практике в настоящее время риск привлечения руководителя к уголовной ответственности за неуплату налогов является самым сильным стимулом «добровольной» уплаты налогов в бюджет еще до разрешения арбитражными судами вопроса о правомерности доначислений.

Согласно п. 3 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны направить материалы в следственный орган, если налогоплательщик в течение двух месяцев не исполнил требование об уплате налогов.

Но практика считает, что обязанность-то направить документы возникает по истечении двух месяцев, но это не значит, что у налогового орган нет права сделать это же раньше.

Поэтому уголовное дело по неуплате налогов иногда может быть возбуждено или почти сразу после вступления в силу решения инспекции, или даже раньше, что приводит на практике к целому ряду негативных последствий.

Во-первых, если налогоплательщик обжалует в арбитражном суде решение инспекции, то инспекция в данном арбитражном процессе может использовать в качестве доказательств те материалы, которые были получены параллельно правоохранительными органами. То есть для обоснования законности решения инспекции используются доказательства, которые были получены правоохранительными органами в рамках расследования уголовного дела, возбужденного на основании решения инспекции, для подтверждения которого используются доказательства... — ну и так далее. Возникает этакий юридический «уроборос» — змей, кусающий собственный хвост.

Во-вторых, если дело возбуждено, на практике едва ли не единственный возможный способ его прекращения — по не реабилитирующим основаниям в связи с возмещением ущерба (ст. 76.1 УК РФ). Такое прекращение в 90% случаев воспринимается арбитражным судом, как подтверждающее и факт нарушения налогового законодательства, и виновность в нем организации. Доказать что-то иное в арбитражном процессе почти невозможно.

Все это приводит к тому, что из-за риска уголовного дела налогоплательщики больше не используют институт обеспечительных мер в арбитражном процессе в виде приостановления действия решения инспекции и, при наличии возможности, уплачивают все доначисления, не дожидаясь рассмотрения дела судом.

По мнению докладчика, обеспечить баланс публичных и частных интересов позволила бы следующая последовательность (которая уже в настоящее время в основном соответствует налоговому и процессуальному законодательствам):

Налоговым органам нужно активнее использовать механизм своих обеспечительных мер, которые принимаются сразу после решения налогового органа, еще до вступления его в силу в силу. Такими мерами налогового органа согласно ст. 101 НК РФ может быть запрет отчуждения имущества налогоплательщика на сумму недоимки.

Далее, если вышестоящий налоговый орган, рассмотревший апелляционную жалобу налогоплательщика на решение инспекции, отклоняет ее (в результате чего решение инспекции вступает в силу) — у налогоплательщика должно быть время на обращение в суд еще до выставления инспекцией требования на уплату налога. Вот тут с точки зрения регулирования есть тонкость, так как кодекс сегодня дает инспекции возможность выставить требование сразу после получения информации о вступлении решения инспекции в силу.

Но, в идеале, требование все же не должно выставляться сразу, чтобы при обжаловании решения инспекции в арбитражном суде налогоплательщик мог просить суд о применении обеспечительных мер в виде приостановления действия решения инспекции.

Если решение приостановят, то требование об уплате налога инспекцией не выставляется. Нет требования — не течет и срок на его уплату. Значит, не наступят и 2 месяца после истечения такого срока. Соответственно, инспекция не передает информацию следственному органу, не возбуждается и уголовное дело.

Это создает предпосылки для объективного и непредвзятого рассмотрения в арбитражном суде. А в том случае, если судами будет признано законным решение инспекции, публично-правой интерес будет гарантирован обеспечительными мерами, которые были приняты налоговой инспекцией.

Завершил вторую часть конференции Дмитрий Горбунов, партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры», который основное внимание в своем выступлении уделил анализу проблем декриминализации экономических составов преступлений.

Так, он отметил, что под декриминализацией понимает юридическую переквалификацию части уголовно наказуемых деяний и перевод их в разряд административных, дисциплинарных и иных правонарушений либо правомерных действий. Данный процесс характеризуется изучением эффективности действующих норм и выявлением среди преступлений тех деяний, у которых отсутствует общественная опасность и с которыми нецелесообразно бороться уголовно-правовыми средствами.

Правовой и экономический смысл декриминализации состоит в структурировании законодательной системы государства, в интеграции социальной составляющей в разрешение споров, в создании понятной правовой среды для бизнеса и повышении инвестиционной привлекательности национального рынка.

Спикер обратил внимание, что, несмотря на объективную необходимость декриминализации экономических составов преступлений, на практике имеются определенные проблемы по этому вопросу:

  • декларативное информирование бизнес сообщества;
  • декриминализация имеет только частичное присутствие в уголовном праве;
  • наблюдается ведомственное ужесточение подходов к работе по экономическим составам;
  • законодатель одновременно создает условия для криминализации гражданских правоотношений.

В конце выступления докладчик сформулировал обязательные условия декриминализации:

  • последовательный подход законодательства в рамках единой концепции регулирования уголовно-процессуальных отношений;
  • создание эффективных условий для защиты в рамках уголовного процесса;
  • введение императивного запрета на злоупотребление правом на защиту интересов (разграничение коммерческих споров и уголовного преследования);
  • непосредственная имплементация разъяснений Верховного Суда РФ и Конституционного суда РФ в уголовно-процессуальное законодательство;
  • расширение оснований прекращения или освобождения от уголовного преследования;
  • внесение в уголовный материальный закон положений, позволяющих осуществлять прекращение уголовных дел по аналогии с делами частного обвинения, а именно при достижении сторонами производства по уголовному делу урегулирования спорных правоотношений;
  • реанимация диспозиций закона об ответственности представителей правоохранительных органов.

III.

Треть сессия была посвящена персональной ответственности менеджеров и собственников компаний за нарушения в частно-правовой сфере.

Владимир Ярославцев, судья Конституционного Суда Российской Федерации выступил с темой о конституционных аспектах применения правил групповых исков. Докладчик указал на необходимость поиска баланса интересов бизнеса и граждан. Спикер отметил, что, с одной стороны, согласно ст. 2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью и подлежат защите государством. С другой стороны, в соответствии со ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. На поиске баланса стоит ст. 19 Конституции РФ, в силу которой все равны перед законом и судом, и ст. 48 о праве на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи.

Владимир Григорьевич поделился наблюдениями из практики Конституционного Суда РФ, из которых явно следуют положительные стороны групповых исков.

Одним из преимуществ групповых исков является процессуальная экономия. В практике Конституционного Суда РФ необходимость в институте групповых исков остро проявилась в одном из дел, по которому было 157 заявителей4.

Также спикер обратил внимание на дело об обманутых вкладчиках КБ «Мастер-Банк» (ОАО)5, по которому суды впоследствии пытались обойти правовую позицию Суда, что является недопустимым и противоречит Конституции РФ. Владимир Григорьевич отметил, что итоги рассмотрения дела в судах общей юрисдикции могли бы быть иными при наличии возможности использования групповых исков, поскольку предъявление иска в интересах многочисленной группы лиц могло вызвать общественный резонанс.

«За групповыми исками будущее», — заключил Владимир Григорьевич.

Представители бизнеса рассказали об успешном опыте внедрения комплаенс механизмов и процедур:

Андрей Попцов, начальник отдела правовой защиты интеллектуальной собственности ДПКР Госкорпорации «Росатом», поделился опытом организации и результатами успешного применения при реализации внешнеэкономической деятельности комплексного подхода Росатома по защите интеллектуальной собственности в рамках выступления по теме «Персональная ответственность топ-менеджера в отношении контрактов, заключаемых с иностранными партнерами, как механизм защиты компании от утечки технологий и интеллектуальной собственности».

Речь шла о трехуровневой системе Госкорпорации «Росатом», направленной на защиту прав и интересов Российской Федерации, отраслевых технологий и интеллектуальной собственности при осуществлении сотрудничества с международными партнерами и реализации крупных инфраструктурных проектов в области атомной энергетики.

В частности, спикером отмечено, что кроме внедрения матричного подхода к условиям внешнеэкономических контрактов, введения единой методической поддержки и контроля посредством специализированных процессов и актов в Росатоме и отрасли, в уровни защиты встроена специализированная система комплаенса по работе с рисками в области интеллектуальной собственности.

Система предполагает установление четких сроков и процедур по выявлению рисков, с понятными требованиями и комплектом документов, организует горизонтальное взаимодействие структурных подразделений и функционирование постояннодействующего экспертного Совета при одновременном определении специализированных уровней принятия управленческих решений и возлагая персональную ответственность на ключевых лиц при подготовке и заключении контрактов с иностранными контрагентами.

Евгений Глазов, директор по комплаенсу AB InBev Efes, сообщил о разработке и внедрении целого комплекса систем комплаенса на примере AB InBev Efes, как общих по компании, так и различных и по отраслям права, и по направлениям деятельности компании, в рамках темы «Как ограничить риски собственников и менеджеров компаний быть привлеченными к ответственности. Комплекс организационных мер, позволяющих выявлять и исключать риски». В выступлении шла речь о применении искусственного интеллекта для выявления потенциальных рисков для компании и рассказал о том, что сегодня компания придерживается проактивного подхода в части нивелирования рисков путем использования комплаенс систем, а именно работает на опережение, применяя системы мониторинга и аудита.

Использование такого подхода позволяет не допускать рискованных как для компании, так и для сотрудников действий.

Также в рамках конференции, Алексей Никифоров, директор юридической поддержки СИБУР, описал процесс внедрения и развития контрактного менеджмента в компании СИБУР.

Контрактный менеджмент — это специализация на стыке юридической, управленческой, технической и финансовой сфер, связанная с администрированием контрактов на проектах. Специалисты в сфере контрактного менеджмента — личности, по-настоящему разносторонне развитые и опытные во всех областях деятельности, связанных с введением контрактов. Как отметил спикер таких специалистов на отечественном рынке труда очень мало, но перспектива повышения интереса к данной специальности есть, она в ближайшее время будет весьма востребована на рынке, поскольку контрактный менеджмент может значительно повысить эффективность работы всех подразделений компании. А. Никифоров рассказал, что компания СИБУР на базе Дальневосточного федерального университета запустила образовательный программу «Контрактный менеджмент», которая позволит подготовить квалифицированных специалистов в этой области.

Спикер также представил новые книги «Договоры строительного подряда: Право и менеджмент» и Развернутый постатейный Комментарий к главе 37 Гражданского кодекса РФ о подряде.

Завершая конференцию, Руслан Ибрагимов подвел итог дискуссии: «В начале конференции возникли вопросы — что же происходит? Почему такое большое количество дел о привлечении к ответственности собственников, менеджеров? Что же это — чума или закономерный правовой процесс? Ответ на этот вопрос лежит в области инструментов, которые используются сегодня контролирующими органами и приверженности их верховенству права. В этой плоскости есть проблема, есть над чем думать, и есть, что нам говорить и заявлять. Мы за то, чтобы это был упорядоченный правовой процесс, основанный на конституционно-правовых принципах».

Пресс-релиз подготовлен юристами «Пепеляев групп» — Рустамом Галияхметовым, Еленой Рыбальченко, Екатериной Барановой и пресс-службой ОКЮР



1. Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 № 39-П.
2. Постановление Конституционного Суда РФ от 05.03.2019 № 14-П.
3. Федеральный закон от 07.05.2013 № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации».
4. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.07.2001 № 10-П.
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.10.2015 года № 28-П.

Ежегодная научно-практическая конференция ОКЮР с Конституционным Судом Российской Федерации. Конференции разных лет:

I конференция «Конституционное правосудие и бизнес. Юридические аспекты», 2011 год

II конференция «Конституционный суд, арбитражные суды и российский бизнес: тенденции взаимного влияния», 2012 год

III конференция «Формирование общих принципов законодательства. Что применяет арбитражный судья при противоречии конкретной нормы принципу», 2013 год

IV конференция «От формы к содержанию. Первые результаты реформы гражданского законодательства», 2014 год

V конференция «Как России победить в конкуренции правовых систем?», 2015 год

VI конференция «Экономическая свобода как основа развития законодательства и судебной практики Российской Федерации», 2016 год

VII конференция «Футурология в юриспруденции. Как сделать новые российские юридические идеи глобальными», 2017 год

VIII конференция «Право неравнодушных. Интеллектуальная собственность в цифровой экономике», 2018 год


Информационные партнёры


О партнерах

«Пепеляев Групп» – ведущая российская юридическая компания, предоставляющая полный спектр правовых услуг во всех регионах России, странах СНГ и за рубежом. Более 160 юристов в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Южно-Сахалинске, Владивостоке, Пекине и Шанхае обеспечивают правовую поддержку более чем 1500 компаний, занятых в разных отраслях экономики, 50% из которых – международные корпорации, осуществляющие долгосрочные инвестиционные проекты на территории России.
Команда юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» работает на российском рынке более 20 лет. Компания специализируется на разрешении комплексных коммерческих споров, уголовно-правовой защите бизнеса, корпоративных конфликтах, процедурах банкротства и взаимодействии с государственными органами. Креативный подход к решению задач, ориентированность на достижение результата, готовность твердо отстаивать интересы клиентов лежат в основе репутации юридической фирмы и высоких стандартов качества оказания юридических услуг.

PwC Legal (pwclegal.ru) – международная юридическая фирма, объединяющая более 3 500 юристов в 95 странах мира.
В российских офисах фирмы – в Москве и Санкт-Петербурге – работают около 100 квалифицированных юристов, прошедших обучение в России и за рубежом. Юристы и практики PwC Legal рекомендованы ведущими международными и российскими юридическими рейтингами Chambers & Partners, The Legal 500, Best Lawyers, Tax Controversy Leaders, «Коммерсант», Право.ru-300 и другими.
PwC Legal предоставляет полный спектр юридических услуг для бизнеса: от сопровождения первоначальных инвестиций, трудовых и миграционных вопросов до разрешения споров, комплексного сопровождения финансовых и корпоративных сделок, осложненных иностранным элементом. Деятельность фирмы разделена на специальные отраслевые группы: энергетика и природные ресурсы, финансовые институты, технологии, автомобилестроение, промышленное производство, ритейл, недвижимость, фармацевтика и др.
Юридическая фирма предоставляет комплексные услуги совместно с налоговой практикой и отделом бизнес-консультирования PwC.
Услуги группы по разрешению налоговых споров включают оценку рисков и консультирование по вопросам их минимизации с учетом нашего практического опыта; консультирование по вопросам проявления должной осмотрительности при выборе контрагента; полное сопровождение в ходе допроверочных мероприятий, налоговых проверок; досудебную защиту в спорах; судебную защиту в спорах.

Фотогалерея события



Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов