Разделы сайта

Блоги. События ОКЮР глазами участников

15 февраля 2019
НОВАЯ ИНИЦИАТИВА ОКЮР
Спешу поделиться своей радостью! Вчера провели умное, содержательное обсуждение проблем взаим...
23 ноября 2018
ПРАВИЛО "ЗУБНОЙ ЩЁТКИ". О ЧЁМ ГОВОРЯТ РУКОВОДИТЕЛИ
В этом году собрание 100 руководителей правовых и иных подразделений особенно удалось. Ве...
24 июля 2018
НЕВОСПОЛНИМАЯ УТРАТА
Когда уходят близкие люди, не сразу осознаёшь, кого теряешь. Для меня таким человеком был Вениамин Ф...
7 мая 2018
ОКЮР ВСТРЕЧАЕТ ВЕСНУ В ПЕТЕРБУРГЕ НА ПМЮФ
В 2018 году Петербургский Международный Юридический Форум в восьмой раз соберет пред...
15 марта 2018
НАКАНУНЕ
Возможно, такое название мне подсказали романы Тургенева, которые я перечитываю один за одним ...



Мероприятия, Фотогалереи, Пресс-релизы ОКЮР

Практическая конференция «Вместе весело шагать»


Конференция-дискуссия о работе юридический служб компаний и консультантов через призму конкретных проектов. Заключение договора, ценообразование, ответственность, санкции зарубежных государств и встречные контрмеры: новые правовые и коммерческие риски для компаний и их влияние на работу юридических служб

Партнеры:

14 февраля 2019 года с 9:00 до 17:00
Место проведения: Москва, ул. Ильинка, дом 6, Конгресс-центр ТПП РФ

Посмотреть презентации конференции >>

(только для членов ОКЮР)

Программа

14 февраля 2019 года Ассоциация «Некоммерческое партнерство «Объединение Корпоративных Юристов» (ОКЮР) при поддержке коллегии адвокатов «Делькредере», адвокатского бюро КИАП, юридической фирмы «Инфралекс», юридической фирмы Clifford Chance провела конференцию-дискуссию о взаимодействии юридический служб компаний и юридических консультантов «Вместе весело шагать».

Открывая конференцию, Александра Нестеренко, президент ОКЮР, напомнила, что члены Ассоциации подняли эту тему летом прошлого года. На нескольких встречах юристы инхаусы и консультанты обсуждали, какие вопросы есть у корпоративных юристов и какие у консультантов на преддоговорном этапе и на этапе предоставления услуг, как разрешается конфликт интересов, как обеспечивается клиентская тайна, как распределяется ответственность и организована работа по специфическим услугам — due diligence, для компаний, попавших под санкции, как происходит ценообразование — расчет оплаты за услуги консультанта и т. п.

По итогам обсуждений пришли к выводу, что поставленные вопросы могут быть единообразно разрешены через механизм саморегулирования. Началась большая работа по выработке Свода обычаев делового оборота.

Постановка проблем

Сергей Пепеляев, управляющий партнер юридической компании «Пепеляев Групп», подробнее остановился на саморегулировании рынка юридических услуг.

«Все наслышаны о госпрограмме регулирования рынка юридических услуг, которая напрямую затрагивает интересы и продавцов, и покупателей», — напомнил он. Но есть и «ползучее» регулирование: судов, оценивающих гонорары успеха, обоснованность расходов компаний на внешних юристов; налоговых органов, внимательно относящихся к проверке затрат налогоплательщиков на внешних консультантов, особенно, когда в штате есть свои юристы; страховых компаний, отказывающих в возмещении ущерба из-за придирок к оформлению счетов консультантов и, наконец, правоохранителей, которые нередко признают, по их мнению, завышенный гонорар мошенничеством. Посягают на долю юридического рынка и «смежники». Например, предпринимаются попытки выделить в отдельную профессию налоговых консультантов, передав лицензирование оказываемых ими услуг ФНС России. Нельзя не учитывать и международное влияние на юридический рынок через санкции и т. д.

Под всеми этими воздействиями рынок деформируется. У его участников рождается спрос на справедливое отношение.

Только саморегулирование способно оградить юристов от имеющихся и, возможно, новых проблем. По мнению выступающего, противодействия со стороны государства не должно быть, не раз представители власти призывали адвокатуру навести порядок в своих рядах.

Возникает вопрос: какой правовой механизм стоит применить для саморегулирования? Обычаи делового оборота, которые согласно ст. 5 ГК РФ относятся к источникам права. И суды при разрешении споров должны их учитывать — подчеркнул С. Пепеляев. Пока они этого не делают, т. к. не знают, где и как найти те или иные обычаи. Поэтому наша задача, собрать их и зафиксировать в одном источнике.

Кто может провести такую работу? Очевидно, что общественные организации юристов. В их числе ОКЮР, который уже созвал «Чрезвычайное совещание» из представителей крупного бизнеса и крупного консалтинга. Начала работу рабочая группа по разработке Свода обычаев делового оборота. Проект раздела 1 «Ценообразование и расчёты в сфере юридических услуг» готов, группа собирает отзывы на него — пояснил докладчик.

Нужно обсуждать и другие разделы Свода — о конфликте интересов, качестве юридических услуг, ответственности консультантов, конфиденциальности и т. д. «Члены ОКЮР, ждем ваших предложений и идей», — обратился к участникам конференции спикер.

Для того, чтобы Свод заработал, нужны союзники, которыми предлагаем стать Федеральной палате адвокатов и ТПП РФ, Ассоциации Юристов России, в которой уже есть рабочая группа по профессиональным стандартам, и, конечно, Минюсту России.

В заключение С. Пепеляев заметил, что проект Свода будет обсуждаться на Петербургском Международном Юридическом Форуме в мае.

Сергей Войтишкин, управляющий партнер «Baker McKenzie», призвал компании активно включиться в процесс подготовки стандартов, чтобы результат не заставил себя ждать. «Давайте добиваться регулирования, которое устраивает нас всех!»

Еще одна проблема, которая волнует юридический рынок, — последствия санкций против России. О ней и рассказал выступающий.

Когда весной прошлого года санкции были введены против ряда крупных российских бизнесменов и компаний, рынок замер, мы это почувствовали, за последние несколько месяцев ситуация несколько успокоилась, спрос чуть вырос.

Большинство аналитиков считают, что будут вводится новые санкции, так как политические и экономические противоречия не решены.

Риски, с которыми сталкиваются российские компании при попадании в санкционные списки, в частности:

  • невозможность получить правовую помощь по важным проектам, отказ в судебной защите,
  • невозможность либо трудности с передачей дел новым юристам, получением назад документов от международной юридической фирмы,
  • несоблюдение конфиденциальности (передача конфиденциальной информации госорганам и регуляторам иностранных государств без уведомления клиента или без его согласия).

Так как тема важная, под эгидой ОКЮР мы провели консультации, чтобы прояснить вопросы по использованию международных юридических фирм, их позиции, их отношения к соблюдению санкций.

Все опрошенные фирмы соблюдают санкции США, ЕС и других юрисдикций, юристы которых участвуют в работе (Россия, Соединенное Королевство, Япония, Украина и т. п.)

Важно: если российские юристы в российском офисе не подпадают под требования, то юристы в Лондоне, Нью-Йорке и т. п. будут соблюдать санкции своих юрисдикций, а международная фирма не даст заключение по иностранному праву без привлечения юристов, квалифицированных по этому праву. Попавшие под санкции компании могут получить консультации по режиму введенных против них санкций.

Все фирмы заявили о готовности обратиться за лицензией, если она требуется для продолжения работы (стоимость, сроки).

На какие-то краткосрочные моменты, связанные с завершением работы по проекту, получить лицензию вполне реально, но на продолжение проекта в долгосрочном плане — это чрезвычайно маловероятно. Это миф.

Конфиденциальность — соблюдается, документы регуляторам мы предоставляем только если обязаны дать по закону, отказываемся предоставить, если запрос не соответствует закону.

Готовы возвратить документыпередать дело другим юристам (при этом соблюдая обязательные требованияограничения).

Отвечая на вопрос, С. Пепеляев обратился к истории: в книге П. П. Шафирова, которую «Пепеляев Групп» издала в 2016 году, говорится о санкциях против России, введенных в 1535 г. Ганзейским союзом (территория современной Германии). Союз решил, что к русской Нарве навигации не бывать. Что это, как не экономические санкции? Россия всегда адаптируется к возникающим экономическим условиям.

Отвечая на вопрос о том, оценивала ли Бейкер Макензи риски отказа от оказания услуг в случае, если против российского клиента введены санкции, С. Войтишкин сказал, что в части возможных претензий по убыткам, вызванным прекращением работы, потенциальные штрафы иностранных государств за нарушение санкций намного больше и, как большинство компаний, мы не можем не соблюдать санкции.

Мария Аппак, директор юридического департамента «Найк», подняла еще одну проблему — зависимость компаний от внешних консультантов.

В международных компаниях часто нет штата юристов, которые бы обслуживали компанию — пояснила она. Поэтому к решению тех или иных задач привлекаются внешние консультанты.

Компании вырабатывают свои требования отбора юридических фирм на основе определенных ценностей. «Мы смотрим на потенциальную возможность консультанта работать в межнациональной среде,» — рассказала М. Аппак. Важно знание иностранного языка, на котором общаются в компании, т. к. перевод усложняет взаимодействие. Умение понять клиента — большое конкурентное преимущество консультанта. Внешнему юристу важно стать частью бизнеса, который он обслуживает, понимать его бизнес-процессы. Оказание юридических услуг становится бизнес-партнерством.

Обращено внимание консультантов на то, что у сотрудника компании порой нет возможности «переварить» большие по объему меморандумы с многочисленными ссылками, чтобы презентовать заключение консультанта акционерам, руководству. Важно, чтобы консультант предложил решения по заданному бизнесом вопросу.

Выступающая поделилась опытом: «Найк» создал альянс из юридических фирм Европы, с которыми работает, это помогает юристам взаимодействовать между собой для оказания более качественных услуг.

«Давайте смотреть вместе и в одном направлении!» — призвала М. Аппак всех участников конференции.

Далее участники конференции более подробно остановились на вопросах, возникающих при взаимодействии юристов компаний и юристов-консультантов, на разных стадиях работы над проектом.

Преддоговорной этап (первая часть конференции)

Ольга Юкова, директор по международному праву и сопровождению проектов «Х5 Retail Group», поделилась опытом согласования с консультантами условий организации сложного проекта.

Преддоговорная стадия очень важна — подчеркнула она — нерешенные вопросы, недосказанность перейдут на следующих этап работы над проектом и усложнят ее. Взаимная честность и открытость между клиентом и консультантом — залог успешного сотрудничества.

Сам по себе сложный проект — это стресс для компании и его участников. Бизнес сразу визуализирует результат проекта и ставит сжатые сроки для реализации. Для преддоговорной стадии важно понимание, готовности внутренней команды клиента и команды консультанта к проекту, состав и качество команды консультанта, доступность команды к работе 24/7, обсуждение функций сторон и методов работы. Всестороннее комплексное обсуждение проекта на преддоговорной стадии поможет выявить незакрытые участки проекта и различные варианты его реализации. При этом консультант должен помочь клиенту выявить и обозначить все возможные вопросы, обговорить их, а также содействовать в формировании технического задания. Рекомендуем консультантам организовывать встречу со всеми участниками проекта со стороны клиента, чтобы понять команду своего заказчика, с кем ему предстоит работать и их ожидания от консультанта. Клиенту при этом важно быть максимально открытым в обсуждении методов работы и своих ожиданий от консультанта.

Стороны могут сразу обсудить механизмы взаимодействия при изменении задач по проекту. Если проект касается нескольких юрисдикций, которые невозможно закрыть услугами одного консультанта, часто встает вопрос о субподрядчике и ответственность за его работу. Срок реализации проекта, последствия его нарушения, расчеты сторон при изменении задач или прекращении работы над проектом в силу объективных причин — и об этом сторонам лучше договориться заранее.

В конечном итоге удовлетворенность клиента от работы консультанта во много зависит от тщательности проработки всех названных условий. Сложный проект лучше разбить на подзадачи информировать об оплате в отношении каждой подзадачи. «Отдать весь проект одному консультанту — дорогой вариант для клиента, поэтому мы делим работу между консультантами разного уровня и цены, в зависимости от задачи», — пояснила выступающая. «А наиболее комфортная форма оплаты для нас — почасовая ставка с общей фиксированной максимальной ценой в отношении каждой конкретной задачи».

Важен и вопрос коммуникаций, проактивная роль консультанта в проекте. Часто у клиента нет активного менеджера, который бы контролировал проект, и эту роль берет на себя консультант, «от чего и выигрывает», — заметила О. Юкова. «Клиент счастлив, когда консультант активно контактирует по проекту с внутренней командой клиента и с внешними контрагентами».

Алла Генералова, старший юрист «Сибур», добавила из зала, что компания всегда запрашивает информацию о составе команды консультанта. А если консультанта об этом не спрашивают, он сам должен презентовать команду. Наша тактика, которая облегчает взаимодействие — дать консультанту лимиты на встречи, на переговоры и т. д.

С. Войтишкин добавил, что и у консультантов есть опросники для клиентов. Но подробностей после их заполнения мы там не увидим. Можно установить бонус — уменьшить размер оплаты работы консультанта при эффективном взаимодействии с клиентом. Он также посоветовал компаниям не стеснятся говорить, что не на всю работу есть «бюджет», консультанты готовы что-то сделать бесплатно ради сложного проекта.

Елизавета Корягина, руководитель правовой практики по слияниям и поглощениям «Мегафон», задалась вопросом оценки качества работы над проектом.

«Качество услуги можно увидеть только в суде. На старте все прекрасны. Но в суд идти не всегда хочется. Поэтому, как только появляется малейшее сомнение в качестве консультанта, он уходит из проекта. Ошибок не должно быть, так как проект должен быть удачным в любом случае», — пояснила она. «Иначе вместе с консультантом можешь лишиться работы ты сам».

Выступающая на примерах из своей работы над крупными и сложными проектами показала, как определяется качество услуг консультантов.

Особенности крупных проектов — значительное изменение структуры сделки в ходе ее подготовки, «рваный» график работы, наличие множества юрисдикций, что требует знания локального законодательства и судебной практики. Поэтому от консультанта требуется не только высокий уровень профессионализма, но и взаимодействие 24/7, оперативность и проактивный подход. Важный показатель — качество документов. При это опечатку в договоре все поймут, важнее — как составлен договор, понятно ли, о чем договорились стороны, особенно когда пройдет какое-то время.

«Для меня главное лицо со стороны консультантов — российский партнёр со стратегическим подходом, многолетним опытом и пониманием задачи клиента, доступный в любое время. Это мой основной контакт. Он набирает команду для работы над проектом и курирует ее», — заметила Е. Корягина.

При этом мы понимаем, что за работу высшего качества надо платить. «Я готова идти к руководству и обговаривать повышение цены оказанной услуги, если объём работы существенно превысил запланированный изначально или срок проекта вышел за все разумные рамки», — сообщила спикер. Ведь никогда не знаешь, что произойдет во время сделки, ее начальные условия меняются почти всегда.

Мы не применяем почасовую оплату, с нашими проектами «она будет космической». Расценки «линейки» консультантов первого самого высокого уровня примерно ясны. Но мы — крупный клиент на юридическом рынке, поэтому нам дают скидку, т. к. работать с нами — это отличный опыт для консультанта, его профессиональный актив.

Уникальным опытом работы с компаниями Русал и ЕН+, попавшими под санкции, поделился Игорь Макаров, директор Hecate Legal Advisory Company. Важный итог этой работы — подчеркнул он — в результате успешного снятия санкций около 100 000 работников этих компаний сохранили работу.

Юристам, привыкшим действовать по правилам, пора перестраиваться, времена изменились — правил больше нет или они есть, но страны, которые их установили, сами же от них отступают. Санкции вводятся без достаточных доказательства вины и без возможности заранее защититься от них. Наказание устанавливается за законное ранее поведение (новому закону придается обратная сила).

Отдельная проблема — риски вторичных санкций из-за их непредсказуемости, но оценить реальность таких рисков практически невозможно. Для российского бизнеса есть риски работы с проблемными юрисдикциями — Крым, Сирия, Иран, Куба, Северная Корея и др.

Выступающий выделил основные характеристики работы консультантов США с клиентами из России после введения санкций:

  • установлена зона отчуждения вокруг лица, попавшего под санкции;
  • юридические фирмы США имеют генеральную лицензию ОФАК на представление лиц, попавших под санкции в связи с санкциями; при этом в подавляющем большинстве случаев ОФАК не дает им специальную лицензию на продолжение ведения судебных и прочих дел подсанкционных лиц вне США.

На что обратить внимание лицам, попавшим или с высоким риском попадания под санкции, при обращении к юридическим консультантам:

  1. чем ближе к США, тем сложнее получать юридические и секретарские услуги;
  2. чем больше и «старее» фирма США, тем меньше шансов получить ее услуги;
  3. чем больше присутствие консультанта в США (или наличие граждан США), тем сложнее получить услуги;
  4. консультант из США будет имеет лучшие шансы убедить ОФАК продолжить работу, если найдет суд, который примет решение, что он не вправе выйти из дела (как правило, это касается судебных дел в некоторых юрисдикций);
  5. формальное отсутствие контроля подсанкционного лица над клиентом решает проблему только при лояльности консультанта;
  6. консультанты, продолжающие работу, диктуют цены, а, значит, увеличивают издержки подсанкционного клиента;
  7. смотрите критично на банки (клиента и консультантов) и «меняйте доллары!» (в день ввода санкций долларовые расчеты прекращаются).

Далее участники перешли к дискуссии на тему «Ценообразование и биллинг» и вернулись к обсуждению Раздела 1 Свод обычаев делового оборота «Ценообразование и расчёты в сфере юридических услуг», упомянутого в начале работы конференции.

Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «КИАП», рассказал, что международные компании присылают консультантам правила работы над проектом в письменном виде. Поэтому в документе должны быть зафиксированы правила определения цен на услуги консультантов.

Данил Смирнягин, начальник Управления правового сопровождения корпоративных и международных проектов Дирекции по правовым вопросам «Газпром нефть», представил возможные варианты оплаты в зависимости от распределения рисков между клиентом и консультантом (почасовая, предельная (САР), твердая, абонентская, гонорар успеха). Что предоставляет собой сотрудничество клиента с внешним юристом — сервис или партнерство? Если партнерство, то и риски он несет вместе с клиентом — считает спикер.

На выбор формы, если речь идет не о закупочных процедурах, влияют привычки клиентов и консультантов. «Для нас удобен САР», — сообщил выступающий. «Но мы понимаем и риски такой формы оплаты — сброс работы младшим юристам для снижения ставки и даже прекращение работы над проектом». Применение фиксированной цены или абонентское обслуживание удобны при наличии закупочных процедур, гибкие и оперативные формы оплаты в таком случае не подойдут. В несостоявшемся проекте цена оказанных услуг может быть снижена (цена со скидкой).

«Мы изучаем возможность применения гонорара успеха и похожих форм для проектов с неопределенным результатом, высокой степенью риска негативных последствий», — рассказал он. За рубежом иногда применяется дискреционное дополнительное вознаграждение консультанту со стороны довольного клиента. Это очень удобно для заказчиков, но пока непонятно, как обосновать аудитору, почему в конце проекта появилась большая выплата, прямо не предусмотренная в договоре.

В России начал развиваться институт внешнего финансирования, когда клиент передает риски третьему лицу. На наш взгляд, за этим видом оплаты — будущее. И партнёрский взгляд на отношения юристов с клиентами позволяет принять и условие о стопроцентном, а не только частичном гонораре успеха. Это также повысило бы доступность правосудия, а также дало гибкость юристам компаний в управлении своим бюджетом.

А. Корельский добавил, что, возможно, в России легализуют гонорар успеха, соответствующий законопроект готовится. Но такая форма оплаты хороша только во время кризиса, по неоднозначным проектам.

Он также пояснил, на чем может сэкономить консультант — только на зарплате своих сотрудников. Но как в таком случае конкурировать с иностранными юристами? Как учитывать постоянную инфляцию и не допустить, чтобы консультант стал банкротом? По сути, услуги юриста почти всегда персонифицированы, это не закупка гвоздей или пеноблоков, поэтому их очень сложно эффективно формализовать под условия его участия в тендере клиента.

С. Пепеляев подключился к дискуссии и предложил доработать в Разделе 1 положения об абонентской плате, а также подумать, надо ли урегулировать скидки, разобраться с внешним финансированием и влиянием закупочных процедур на цену.

Он также высказал свое мнение об использовании в качестве оплаты только гонорара успеха: в таком случае консультант сподвигается на коррупцию: чтобы выиграть спор ему надо что-то делать, договариваться. Он также мотивируется на пассивную деятельность: зачем заказывать экспертизу, которая стоит денег? Наконец, ни о каком распределении рисков между клиентом и консультантом говорить не приходится: все расходы в случае негативного исхода перекладываются на консультанта.

В завершение дискуссии участники обсудили возникающее порой непонимание между клиентом и консультантом по поводу биллинга:

  • выставление к оплате не относимых к проекту работ;
  • выставление к оплате некачественной работы;
  • мелочность при детализации оказанных услуг.

Немыслимо услышать от консультанта, даже в шутку, что наш спор о цене разрешит суд — обратили внимание спикеры. Обо всем можно договориться, если дорожим отношениями и относимся друг к другу с уважением.

Реализация проекта (вторая часть конференции)

Следующая дискуссия носила интригующее название «Жизнь после проекта: все только начинается!»

Максим Степанчук, партнер Коллегии адвокатов «Делькредере», предложил свои рекомендации по взаимодействию с клиентом после окончания проекта.

Мы направляем клиенту feedback с оценкой проведенной совместной работе над проектом и, в частности, комментируем работу юриста, юридической службы клиента. На наш взгляд, это важно для клиента, может помочь снизить риски в будущем, улучшить работу внутри компании. Консультант выступает в роли ментора и готов бесплатно предложить варианты решения имеющихся проблем. Хорошо посоветовать не только правовое, но и бизнес-решение, а для этого консультант должен увидеть бизнес-проблему.

Александр Смирнов, управляющий директор по правовым рискам и комплаенсу Группы «Московская биржа», выделил виды обратной связи между клиентом и внешним консультантом в виде оценки:

  • качества работы,
  • коммуникативной составляющей,
  • организации рабочего процесса.

Клиент также должен дать оценку работы консультанта.

«Кто-нибудь получал после окончания проекта анкету или звонок консультанта?» — спросил аудиторию спикер. И практически все ответили: «Нет». Это наглядно показывает существующее взаимодействие. До 30% клиентов недовольны общением с консультантами и жалуются на «вялость» юриста, его неспособность к быстрому реагированию на изменения в ситуации, задержку отчетов или информации о новых деталях проекта.

Однако, клиент не должен перекладывать ответственность за продуктивную работу консультанта, т. к. вся ответственность за работу лежит на клиенте. «Мы хотим 24/7, и при этом предельно низкую цену за услуги консультанта, мы хотим всестороннюю поддержку и при этом небольшую команду консультанта — давайте объективно оценивать ситуацию,» — призвал А. Смирнов.

С. Пепеляев привел свой пример: в KPI юриста «Пепеляев Групп» включены благодарности клиентов за выполненную работу. Их отсутствие — сигнал, чтобы направить анкету клиенту для оценки работы консультанта.

А. Генералова рассказала, что в компании «Сибур» проводятся совещания, где обсуждаются итоги крупных проектов. Участие консультантов в них только приветствуется.

В дискуссию вступил модератор второй половины конференции Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности УК «РОСНАНО», и предоставил слово Артему Кукину, управляющему партнеру юридической фирмы «Инфралекс». А. Кукин поделился своим видением текущей ситуации на рынке юридических услуг.

Юридический рынок трансформировался из рынка исполнителя в рынок заказчика. Время случайных контактов прошло, нужна стратегическая модель общения, сопровождение масштабных проектов — подчеркнул он. От этого растет спрос на иное качество общения консультанта с клиентом. Консультант становится «единым окном» для клиента.

На этом фоне наблюдается огромная конкуренция между юридическими фирмами, усиливающийся процесс слияний и поглощений юридических фирм, переходы партнеров из одной фирмы в другую, выведение юридических единиц компаний в самостоятельную внешнюю структуру. Но в конкуренции есть и свои плюсы — консультантам приходится профессионально расти, чтобы быть готовыми к разной работе, брать на себя большую ответственность. Изменились требования клиентов к отчетности консультанта: требуется детализация оказанных услуг, детализация счетов. Клиенты внедряют разные инструменты LegalTech.

Какие можно предложить решения? Первостепенное — это создание доверительных отношений. Консультант должен предвосхищать потребности клиента и проявлять активность. Фактически нужно взять на себя юридическую функцию компании, быть доступным клиенту и максимально включенным в его ежедневную работу. Юридический консультант превращается в бизнес-партнера — соорганизатора и соисполнителя бизнес-процессов для достижения целей, в том числе, в правовой сфере. Фактически, консультант становится похожим на «семейного доктора» — именно к нему инхаус-юрист обращается в первую очередь, вне зависимости от рода «заболевания».

Артем Кукин представил технологию взаимодействия с консультантами:

  • правовая экспертиза — консультант дает комплексное и независимое экспертное мнение в отношении тактики и стратегии работы по проекту в правовой сфере с учетом бизнес-целей клиента;
  • организационная работа — консультант организует внешние коммуникации направления, обеспечивает документацию, предоставление правовых экспертиз в необходимых юрисдикциях, проводит закупочные процедуры;
  • участие в бизнес-процессах — консультант отвечает за выбор и использование для достижения целей проекта правовых, финансовых и банковских инструментов;
  • управление бизнес-рисками — консультант разрабатывает варианты системы управления рисками проекта и принимает часть бизнес-рисков на себя.

Олег Курдов, руководитель направления анализа и оценки рисков Правового управления «Сбербанк Капитал» согласился с таким подходом и отметил важность разработки консультантом вариантов решений, которые мы можем предоставить руководству. Также нам важно понимать, на чем основаны предлагаемые варианты.

Можно привлекать консультантов на разные составляющие проекта, но это влечет затрату больших ресурсов компании. Яркий пример — необходимость соблюдения закона о закупках (223-ФЗ), процесс трудоемкий, особенно в случае, когда требуется сразу несколько тендеров на услуги в разных юрисдикциях. В подобных ситуациях эффективным является принцип «одного окна» — привлечение одного консультанта, который сопровождает проект.

Организация взаимодействия команды клиента с командой консультантов очень важная составляющая успешной работы над проектом. Смена сотрудников в команде не должна влиять на работу над проектом. Основа взаимодействия, считает спикер, — это техническое задание. Вне зависимости от того, какой проект требует привлечения консультанта (будь то с применением судебной стратегии или договорной стратегии) этому предшествует процесс формирования показателей цели по проекту. В техническом задании определяются задачи для консультанта, условия и ограничения по работе над проектом. В процессе взаимодействия с консультантом мы ждем от него предложений, какими инструментами можно достичь поставленных целей, разработанную дорожную карту для всех участников проекта. Мы просим осуществлять мониторинг обстановки по проекту на постоянной основе и, в случае выявления негативных факторов / рисков, предложить изменения в дорожную карту, оперативно сообщать клиенту о них с предложением новых инструментов и вариантов решений.

По результатам работы составляется не просто отчет, а «карта рисков» с обозначением негативных факторов, рисков, угроз, оценкой их существенности для клиента, расчетом размера возможных убытков и срока их наступления, предложениями по их устранению (снижению).

Представитель компании «Clifford Chance» заметила, что юридическая фирма не может взять риски финансовых услуг на себя, поскольку это профессиональная и регулируемая государством деятельность. Она также рассказала, что в компании введена новая должность советника по обслуживанию клиента по проекту. «Как приятно, что в конференции принимают участие передовики — компании, внедряющие в работу новое», — резюмировал В. Калятин.

Искуство бесконфликтной жизни (третья часть конференции)

Презентовал тему для обсуждения Дмитрий Тимофеев, вице-президент по юридическим вопросам ГК «ПИК»: 14 февраля — в День влюбленных — «лучше поговорить не о конфликтах и спорах, а о любви между инхаусом и клиентом через призму конфликтов».

Когда может взяться конфликт со стороны клиента? На взгляд спикера, когда консультант настаивает на пересмотре цены за выполненную и предстоящую работу. Возможное противодействие — только через взаимное уважение. Он спросил М. Степанчука, от чего, по его мнению, может возникнуть конфликт со стороны консультанта. Тот предположил: когда консультант находится в ситуации 24/7 на постоянных совещаниях у клиента и без оплаты. «В таком случае хочется уйти из проекта».

Участники пришли к выводу, что каждая сторона должна понимать на чем зарабатывает ее контрагент. Важно не скрывать и не договаривать о квалификации и специализации.

Спор разгорелся вокруг того, как консультант должен поступить в случае, если он занят, а ему звонит клиент. Это вопрос коммуникаций. Ответ: «У меня сейчас студенты», который привел в качестве примера Д. Тимофеев, некорректен. Хотя «студенты — это наше все, это наши инвестиции в будущее,» — говорили из зала. «Обе стороны должны понимать о взаимном уважении и понимании. Не надо превращать 24/7 в систему, у каждого есть личное время, семья и т. п.»

Виктор Бирюков, исполнительный вице-президент по юридическим вопросам и корпоративным отношениям «ВымпелКом»: «В России юристов больше, чем в США — признанной юридической стране. Это означает, что юридические консультанты должны быть не просто высокопрофессиональными, но и уметь продавать свои услуги. Но не каждый умеет и хочет это делать. В итоге, юрист переходит из консалтинга в инхаус».


Количество юристов
В России — 1,3 — 1,4 млн.
Около 1000 вузов готовят юристов, около 150 тыс. дипломом выдается ежегодно.
Более 100 тыс. юр. компаний.
В Индии около 1,3 млн.
В США — около 0,9 млн.
В Бразилии — около 0,7 млн.
В Мексике — около 0,5 млн.


Сам спикер перешел из консалтинга на работу в инхаус на росте рынка, «было желание работать напрямую с акционерами», — пояснил он. В компании юрист отвечает за результат. Когда вы доходите до определенного профессионального уровня, становитесь не только юристом, от вас ждут стратегического решения. На этой ступени другая ответственность, от юриста требуется понимание бизнес-процессов в компании. «В инхаусе юрист постоянно взаимодействует с разными подразделениями компании, а также Генеральным директором, Советом директоров, ключевыми акционерами и, в конечном итоге, становится, образно говоря, «консильери». Этого не получится, работая в юридической фирме», — считает он.

Soft skills («мягкие/гибкие навыки») — надпрофессиональные, неспециализированные знания и навыки, которые обеспечивают успешное участие в рабочем процессе, повышают производительность труда, универсальны для разных областей. И этот термин не раз упомянули участники дискуссии. Умение общаться с людьми, отстаивать свою точку зрения — важно в любой сфере.

Не все участники согласились с тем, что только консультанты продают свои услуги. Так, по мнению М. Аппак, часто от юриста в компании требуется еще больший маркетинг — предложения по улучшении работы компании, ее структурных подразделений в целях развития бизнеса.

В. Калятин задал вопрос: что надо поменять в сознании юриста, пришедшего из консалтинга в инхаус. «Нужно быть перфекционистом, но не в форме, а по сути,» — ответил В. Бирюков и рассказал, что в «ВымпелКом» есть курс погружения в бизнес для новых сотрудников. У узких специалистов мало шансов на карьерный рост в компании. Для должности руководитель практики, партнер нужна универсализация, умение управлять проектами. Работодатель, если заинтересован в продвижении узкого специалиста, должен развивать, обучать его.

Между тем, было замечено, что наличие знаний в разных отраслях права — путь к утрате специализации, становится невозможно следить на всем происходящим в какой-то одной сфере.

Олег Самофалов, начальник управления по правовым и корпоративным вопросам «Газпром нефть», рассказал, что вакансии юристов в компании «закрываются в первую очередь консультантами, поскольку они обеспечивают глубину знаний, несравнимую с той, которая есть у юристов инхаус. Но придя в бизнес, у юриста начинается «ломка», смена мировоззрения. Он должен впитать в себя работу компании в целом. Есть примеры, когда через год-два юрист возвращается в консалтинг».

Что инхаус думает о консультанте Что консультант думает об инхаусе
из презентации В. Калятина
  • не знает специфики компании, но навязывает свое решение;
  • дает формальные и часто бесполезные рекомендации;
  • думает только о том, как бы уйти от ответственности за рекомендации;
  • завышает количество потраченных часов;
  • ставки возмутительны.
  • не знает текущей судебной практики, законопроектов, доктрины;
  • обращается за помощью, когда уже поздно и ставит нереальные сроки;
  • думает только о том, как бы уйти от ответственности за рекомендации;
  • пытается переложить принятие решения на консультанта;
  • всегда недоволен суммой счета.

В. Калятин посвятил свое выступление рассмотрению специфики работы каждого из них и обратил внимание слушателей на моменты, которые необходимо учитывать юристу при работе с коллегой из другой сферы или при переходе из инхауса в консультанты и наоборот.

Так, юрист-инхаус всегда виноват в глазах бизнес-подразделений своей компании и должен убеждать другие подразделения в своей полезности. Консультант же в глазах коллег всегда прав — это можно назвать «бонусом в работе консультанта».

Если юрист-инхаус зависит от своих коллег в получении информации, принятии решения, подписании документов и т. д., то консультант — от клиента, значит, последний должен предоставить всё по максимуму. Но иногда не всю информацию можно раскрыть консультанту. В таком случае нужно дать консультанту правильное направление.

Если юрист-инхаус может планировать свою работу в проекте, хотя конкретные запросы и могут прийти внезапно, то консультант находится в жестких временных рамках, и клиент должен понимать, что он у консультанта не один.

Юрист-инхаус может недостаточно разбираться в каком-то вопросе, для этого он всегда может обратиться к консультанту. Консультант обладает более глубокими знаниями, но и он зачастую не может дать однозначного ответа на вопрос. Но консультант не должен принимать бизнес-решения за клиента, подменять его, хотя клиент часто пытается переложит это на консультанта — заметил выступающий.

Определять последствия принятого решения — обязанность, в первую очередь, юриста компании, поэтому и его документы должны выглядеть «более бизнесово, а не юридически». Консультант может только предложить решение (варианты решений). При этом ему следует помнить, что реализовывать предложенное решение придется клиенту. Рекомендации должны быть сформулированы четко и понятно.

Артур Илиев, партнер «Clifford Chance», отметил, что фирма рассматривает каждого сотрудника как весомую инвестицию в общее дело и уделяет большое внимание тренингам и развитию, а также рассказал о программе, в рамках которой обучение проходят все, от стажера до партнера. Артур отдельно остановился на стажерской программе, обучение в рамках которой проходит и в России и за рубежом, включая посредством онлайн обучения и тестов. Чтобы принять на работу 10 стажеров, просматривается 200-300 резюме претендентов, из которых во второй тур проходит только часть. Прошедшие во второй тур пишут тест на знание английского языка, и диктант по русскому, и после этого должны выдержать несколько собеседований.

Из 10 принятых стажеров после двух лет стажировки только 2-3 предлагается постоянная работа. Артур также отметил, что режим работы юридической фирмы, а именно «24/7», многим стажерам дается непросто. К тому же нагрузка идет параллельно с учебой. Фирма с пониманием относится к решениям стажеров не продолжать работу в фирме после стажировки. «Но во главу угла всегда ставится воспитание ориентированного на клиента и коммерчески и неординарно мыслящего специалиста» — подчеркнул он.

Фирма стремится воспитывать практиков, учит объяснять клиенту сложные вещи простым языком, писать кратко и по существу. И самое важное, будущий консультант должен не только знать право, у него должен быть «пытливый ум» — умение выходить за рамки задания.

Артур также заметил, что технический персонал (который в фирме принято называть «службой бизнес поддержки») также проходит регулярные специальные тренинги, в том числе совместно с юристами для выработки общих стандартов работы.

В ходе обсуждения было предложено подумать над разработкой соответствующего стандарта по обучению практикующих юристов.

В заключение работы конференции А. Нестеренко подвела итоги, заметив, что даже в сложностях и ошибках надо искать позитивное. «Я верю, что все вместе мы ищем и найдем пути решения проблем. И мы — за саморегулирование юридического рынка.»

Материал подготовлен
юридической компанией «Пепеляев Групп» и пресс-службой ОКЮР


О партнерах

Коллегия адвокатов «Делькредере» специализируется на сложных коммерческих спорах в интересах крупного и среднего бизнеса. За годы практики сумма защищенных активов превысила 34 млрд долларов. Среди клиентов — ведущие банки и мобильные операторы, крупнейшие авиаперевозчики и промышленные предприятия.
Адвокатское бюро КИАП – одна из ведущих российских юридических компаний, основанная в 2010 году. Бюро объединяет высококлассных специалистов, признанных экспертов в различных отраслях российского бизнеса, что подтверждается международными и российскими юридическими рейтингами Legal 500, Chambers Europe, Chambers Global, Best Lawyers, Право.Ru-300 и др. Среди клиентов – крупнейшие российские и иностранные компании, лидеры мировых рейтингов Fortune Global 500, Forbes Global 2000, РБК 500. В 2018 году судебная практика КИАП представлена в первой группе международного рейтинга Chambers Europe 2018. Также КИАП было признано лидером «Рейтинга симпатий - 2017» по мнению российского справочника Право.Ru-300.
Юридическая фирма «Инфралекс» - команда профессионалов, решающие сложные бизнес-задачи для собственников, бенефициаров и менеджмента российских и иностранных компаний, руководителей государственных органов и организаций государственного сектора.
Миссия компании – стать надежным союзником и опорой клиента, помогая ему в развитии бизнеса, и оказывая всестороннюю юридическую поддержку благодаря нашей высокой экспертизе. Мы всегда делаем все возможное, и даже больше, чтобы увеличить шансы клиента на благоприятный для него исход дела. Нам доверяют защиту своих интересов компании - лидеры рынка, входящие в рейтинги «Форбс», из целого спектра отраслей: машиностроения, добывающего сектора, строительства, оптовой торговли и ритейла, банковского и инвестиционного сектора, индустрии Hi-Tech, транспорта и логистики.
Clifford Chance является одной из ведущих в мире юридических фирм. В 32 офисах фирмы в 21 стране работают более 3 200 юристов, московский офис был создан в 1991 году.
Принцип Clifford Chance — высочайшие мировые стандарты со специализированным опытом работы на локальных рынках. Ключевыми направлениями фирмы в России являются банковское и финансовое право, рынки капитала, корпоративное право и слияния и поглощения, судебные разбирательства и разрешение споров, недвижимость и строительство, налогообложение, пенсионные программы и трудовое право.

Фотогалерея события



Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

 

©2009-2019, Объединение Корпоративных Юристов
Работает на 4Site CMS
Сделано в Метод Лаб

RSS
Контакты

Вход для членов ОКЮР, получить пароль
Вход для пользователей блогов